© Автор: Царева Ю.И.


Аннотация. Представление о короле, как верховном собственнике всех земель утвердилось после завоевания Вильгельма, который оставил за собой значительную часть земель и лесов. Но королевская земля не была чем-то статичным, не подверженным изменениям: домен мог быть уменьшен за счет пожалований королем земель своим феодалам. Король мог увеличить его, например, через конфискацию земель мятежных феодалов. В период позднего Средневековья государство перестает мыслится как частноправовая категория и начинает восприниматься как публично-правовая. Поэтому и домениальные земли начинают восприниматься не как личная королевская собственность, но как собственность короны – «коронные земли». Каким документом регулировался статус приобретенных королями земельных владений при Тюдорах? Этот вопрос особенно остро встает перед Генрихом VII, поскольку легитимность его правления была почти призрачной, а, следовательно, парламент долго не решался вопрос о передаче ему коронных земель.

The status of the Crown Lands in England.

Summary. A distinctive feature of England after the Norman conquest was the strong royal power and the idea of the king, as the supreme owner of all lands. William I appropriated a considerable part of lands and forests, which turned into royal hunting reserves. The royal domain was not static: it could be increased, for example, as a result of escheat or forfeiture where a feudal tenure would end and revert to its natural state in the royal demesne, or it could be reduced by later grants of land. In the Late Middle Ages the “Realm” became to the “State” as public law category. Therefore, the domain was perceived not as personal royal property, but as the property of the crown - “Crown land”. What document regulated the status of the land acquired by the Kings under the Tudors? This question is especially acute for Henry VII, since the legitimacy of his rule was almost illusory, and consequently, the parliament did not decide for a long time whether it belonged to the crown lands.


Во все времена короли стремились увеличить собственные богатства и территории подвластных лично им земель. Земли поступали в распоряжение короля различными способами: по праву завоевания, через исчиторов[1] или через конфискации земель мятежных феодалов. Средневековой Англии необходимы были механизмы закрепления статуса таких земель. Акт о возобновлении (Resumption Act) стал одним из таких механизмов. Resumption в буквальном переводе означает «получение обратно» или «возобновление». Какие же земли английские короли получают обратно, согласно этому Акту

Прежде всего, следует определить, что означает понятие королевские земли или королевский домен (Crown land, Domain). Изначально, термин означал совокупность всех вообще земель, верховным владельцем которых еще со времен Вильгельма Завоевателя являлся король. В Книге Страшного суда 1086 года эта земля упоминается как terra regis (буквально «королевская земля»). Города, находившиеся на этих территориях, были объявлены «коронными ленами», т.е. королевской собственностью, передаваемой во владение под условием службы монарху. Та часть королевских земель, которая оставалась в пользовании монарха, не отданная за службу баронам, составляла королевский домен – земли, с которых король получал доход, чтобы обеспечить себя и свой двор (хаусхолд). Английские короли в дотюдоровский период жаловали своим слугам и феодалам огромное количество земель, вследствие чего они стали испытывать недостаток средств для обеспечения своих семей и придворных. Поэтому возникает огромное количество дополнительных поборов с населения, таким образом короли пополняли свою казну в обход Парламента. В течение XV века вопросы, связанные с королевскими домениальными землями и получением дохода с них в личное пользование короны, обсуждались в парламенте с необычной энергией и решимостью. Как само наличие дискуссий, так и содержание соответствующих парламентских актов доказывают несостоятельность тезиса известного английского юриста начала XIX в. Уильяма Энсона о том, что Акт о возобновлении был призван только лишь юридически разграничить статус королевских земель и личных наследственных владений короля (герцогство Ланкастерское)[2]. Особенно острые дискуссии развернулись в 1399-1406 гг. и 1449-56 гг.

Король Генрих IV (1399-1413) сосредоточил в своих руках значительные земельные владения и был самым крупным землевладельцем в Англии со времен Вильгельма Завоевателя. Земли королевского домена включали в себя герцогство Корнуолл с обширными землями в более чем десятке графств, герцогство Девон; земли в Северном и Южном Уэльсе, графство и владычество Пембрука с владениями Тенби, Килгеррана и Иствифа; округа и владения Честера и Флинта, герцогство Ричмонд в Йоркшире, который включал множество усадеб в Линкольншире, Норфолке, Саффолке и Кембриджшире, а также Нормандские острова и остров Уайт.

Финансовое управление этими землями передавалось чиновникам Казначейства. Спор в Парламенте шел относительно права короля передавать свои земельные владения в пользование. Парламент настаивал на том, что все королевские земли должны стать частью королевского домена, и, тем самым - основой финансовой стабильности короны. Доходы домениальных земель должны идти только в пользу короля. Акт 1399 г. ограничивал короля в жаловании королевских земель, требуя предварительного согласования Патентных писем[3] с «мудрыми советниками» (be counseled by the wise Men of his Counsil in Things touching the Estate of him and of his Realm)[4].

Слабохарактерный Генрих VI (1422-1461, 1470-1471) попал под влияние жены – Маргариты Анжуйской, которая способствовала необычайно щедрым грантам и отчуждениям в 1437-1449 гг. После того, как фаворит королевы – Уильям Саффолк – был казнен, в Парламенте остро встал вопрос о возвращении пожалованных ему земель обратно в королевский домен. Король пошел на компромисс с Парламентом и в 1452 г. согласился на издание Акта о возобновлении, который закреплял в качестве королевских домениальных земель все, находившиеся во владении короны в 1367 г. (на момент 40 года правления Эдуарда III). Однако, король настоял на формировании Комиссии по расследованию владельческих прав определенных лордов как духовных, так и светских, всех королевских судей и сержантов и других лиц, которых он, возможно, пожелает назвать. Генрих VI опасался прежде всего, что значительно понизится престиж его династии в глазах иностранных правителей, если Парламент начнет массово отменять Патенты на земли, заверенные Большой королевской печатью. Поэтому Акт 1453 г. содержит формулировку “That the said Act and Ordinance of Resumption shall not be prejudicial to any of his Officers, of any Fees, Wages, Rewards or Profits”[5]. Держателям королевских земель были разосланы письма с приказом дать отчет о доходах с королевских земель до дня Св. Михаила. Речь шла об установлении фиксированной годовой арендной платы, в противном случае земли возвращались в королевский домен. Взамен Общины вотировали королю две десятины и пятнадцатины, а также субсидию. Таким образом, Акт возобновления был призван освободить коронные ресурсы для создания надежного и постоянного фонда средств, предназначенных для расходования на хозяйственные нужды королевского двора. Благодаря Парламенту начинает складываться концепция в соответствии с которой король «должен жить за счет собственных средств», - и в 1461 г. король Эдуард IV заявляет парламентариям «I suppose to live upon my own». Далее он создает Дворцовую палату и выводит из-под ведения Казначейства доходы от своих домениальных земель – герцогства Ланкастерского и Йоркского.

Хотя в период правления династии Тюдоров легитимность королевской власти по-прежнему сопряжена с феодальным земельным правом, охраняющим права собственности подданных, являющихся вассалами короля, институт Акта о возобновлении претерпевает некоторые изменения.

После конфискаций земель у мятежных баронов, выступивших при Босуорте на стороне Ричарда III (1482-1485), которые провел в 1486 г. Генрих VII (1485-1509), необходимо было признание и уравнение прав собственности на все земельные владения, различным путем поступавшими в распоряжение нового короля.

Акт приобретает более четкую структуру. В преамбуле кратко излагаются ущербы, проистекающие от недобросовестных держателей королевских земель (evils from improvident Grants of the Crown Lands)[6]. Далее следует список владений, над которыми восстанавливаются владельческие права короны.

В 1495 г. парламент ввел Генриха VII во владение землями, которые входили в состав домениальных земель Эдуарда III и Ричарда II: манор Стенфорд, манор и город Грантем, графство Линкольн, маноры Нассингтон Ярвик в Нортгемптоншире и Саутвик в Суссексе, ряд маноров в Уилтшире, манор Бертон Бристоль в графстве Эссекс, маноры Хичин и Асти в Хартфордшире, а также ряд замков этого графства, наиболее знаменитым из которых является Хэтфилд, Бакингемшир. Поместья на севере, принадлежавшие Ричарду III перешли к Генриху VII по праву завоевания: Йоркшир перешел целиком во владение короны, включая замки, церкви, сотни, даже должности, графство Глостершир, манор Фастерн в Уилтшире, десятки акров земель Ратленда, король восстановил также свое право на таможенный сбор – субсидию на шерсть в городе Кингстон-на-Халле. В королевские руки были переданы обширные владения в центральной части страны, хозяин которых сэр Уильям Стенли, выступивший на стороне Ричарда III во время сражения при Босуорте, был обвинен в государственной измене и казнен. К этому добавлялись все пенсионы, земли, должности и доходы, полученные Генрихом VII до 20 января 1486 г.  Благодаря утверждению за Генрихом права на земли, доход с королевских имений возрос с 6 471 ф.ст.  при Эдуарде IV до 13 633 ф. ст. в 1500 г.[7], и ровно в 5 раз превысил доход, собираемый Генрихом VI[8]. Соответственно Акт отменял гранты Эдуарда III и Ричарда II, перечисленные в части Resumption, за исключение пожалований, сделанных уже самим Генрихом VII за прошедшее десятилетие[9]. Интересно, что закрепляется четкая последовательность утверждения актов в Парламенте: рассмотрев все Статуты периода правления Тюдоров, убеждаемся, что сразу после Акта о возобновлении следует Акт о субсидиях. Таким образом, этот документ можно отнести к блоку финансовых биллей, т.е. таких инициировать которые должна была Палата Общин.

Парламент 1514 г. публикует Акт о возобновлении, в котором Генрих VIII (1509-1547) сохраняет все пожалования и гранты, сделанные его отцом. Тогда же Палата лордов преподнесла королю петицию о главных аудиторах (general surveyors), направленную против злоупотреблений и взяточничества чиновников казначейства, отвечающих за организацию сборов с королевского домена. Вскоре был принят Акт о королевских доходах[10], в соответствии с которым при получении денег в Казначействе должны были составлять два счета – для Казначейства и для королевских контролеров, королевские доходы отныне могли принимать только те теллеры[11], которые получали специальный сертификат. Вопрос недостатка земельных фондов, доходы с которых поступали бы в королевскую палату, был решен за счет проведения секуляризации монастырских земель. С 1536 г. по 1539 г. закрыто большинство монастырей и конфисковано все монастырское имущество – здания, всевозможные украшения церквей, золотая и серебряная утварь, а самое главное – обширные монастырские земельные владения.

В данном случае земли не присоединялись к королевскому домену путем издания Акта о возобновлении и имели совсем иной правовой статус – Проблема, возникшая в связи со сбором и отчетностью по новым источникам доходов, решена при помощи организации новых финансовых ведомств, каждое из которых располагало собственным штатом чиновников, судом и казначейством, печатью, и отвечало за конкретный вид доходов. Курия по приращению королевской казны (Court of Augmentations) была учреждена в 1536 г. и отвечала за все земли и имущества церкви, перешедшие во владение короны. Теперь абсолютно всеми монастырскими зданиями распоряжались королевские чиновники, потому что владения монахов стала собственностью короля. Генрих VIII как глава англиканской церкви получал доход от секуляризированной церковной земли двумя способами: с помощью ренты с конфискованных земель, а также за счёт их продажи. Очевидно, что распродажа коронных земель явилась неизбежной финансовой необходимостью, порожденной экономическим кризисом и революцией цен, происходившей на континенте. Корона распродала часть конфискованных земель по ценам, соответствующим двадцатикратному годовому доходу с них. К примеру, доход от вотированных парламентом налогов за десятилетие, начиная с 1539 г. составил 478 000 £ – была получена от сборов субсидий, вотированных парламентом на ведение войны, т.е. в рамках экстраординарный прерогативы короны[12]. А доход от продажи монастырских земель в 1536–1546 гг., который Генрих VIII использовал для оплаты военных действий во Франции, составил 799 310 £, т.е в полтора раза больше чем смог вотировать парламент[13]. Парламентский Акт 1536 г. определяет новый порядок заверения пожалований королевских земель не Большой, а Малой королевской печатью.

В результате спекуляций и перепродажи часть бывших монастырских и церковных земель оказалась в руках многочисленных средних и мелких дворян (джентри). Так, например, угольные месторождения в Дарене и Нортумберленде являлись преимущественно церковной собственностью, и они перешли в частные руки джентльменов[14]. Как выразился А. Н. Савин, «Левиафан поделился с теми, кто помогал глотать»[15]. Большая часть пэров и джентри стали собственниками земель или десятины, некогда принадлежавшей монастырям на условиях, не имевших ничего общего с рыцарским держанием[16].

После распродажи части монастырских земель Генрихом VIII, все земельные владения короны – монастырские и светские – приносили около 51 058 £. При Эдуарде VI (1547-1553) так же, как и в первой половине правления Генриха VIII практиковалось дарение коронных земель придворным. Всего за шесть лет правления Эдуарда VI было роздано большое количество земель, ежегодный доход с которых оценивался в 27 000 £.  При Эдуарде VI правительство было вынуждено изыскивать новые средства для извлечения прибыли. По выражению Дж. Тревельяна, «после ограбления монастырей дошла очередь и до часовен»[17]. В 1547 г. Эдуард VI подписывает Акт о передаче всех земельных владений часовен в ведение королевским чиновникам, а также о начале уплаты налога в курию первых плодов и десятин[18].

В 1547 г. были слиты Курия по приращению королевской казны (Court of Augmentations) и Курию главных аудиторов (Court of General Surveyors) в новую Палату по приращению королевской казны, которая занималась администрированием всех домениальных владений короля, за исключением герцогства Ланкастер [19]. Герцогство Ланкастер было сдано молодым монархом в долгосрочную аренду (на 21 год). Палата просуществовала недолго: 24 января 1554 г. она была влита в состав Казначейства при Марии Тюдор (1553-1559). Королева также требует выплаты повышенной ренты с земель королевского домена, увеличения взносов за вступление во владение, пропорционально возросшим ценам на товары[20]. Однако, увеличение штата чиновников и инфляция съедают прирост, делая увеличение дохода лишь номинальным. Продажа бывших монастырских земель светским лицам при Марии не прекратилась: теперь она совершалась не в форме прямой продажи земель, находившихся у короны со времени Реформации, а путем перепродажи тех владений, которые конфисковывались у государственных преступников.

В период правления Елизаветы (1559-1603) Акт о возобновлении утрачивает свою актуальность, а термин «resumption» перестает использоваться. Уже в Статутах, ратифицирующих пожалованные Генрихом VIII земли и гранты появляется формулировка «Recited Grant and this Act declared valid, notwithstanding any Act of Resumption» - означающая, что владелец этого пожалования освобождается от действия Актов о возобновлении в дальнейшем[21] проводила адресное изъятие из-под действия Акта о возобновлении названных персон. Подобная терминология в период правления Елизаветы заменяется термином «Nonobstant» (несмотря на) и Статуты с подобной пометкой позволяли изъять из действия парламентских актов либо адресно человека, либо какое-либо право (монополии).

Елизавета, обнаружив, что наследственные земельные владения герцогства Ланкастер были сданы ее несовершеннолетним братом в аренду, и, желая их вернуть, обращается к судьям с просьбой разъяснить вопрос правомерности такого договора. Судьи же ответили королеве, что она не имеет права аннулировать договор, поскольку «по common law никакой акт, совершаемый королем в качестве короля, не может быть аннулирован…»[22] Основанием для такого ответа стала сформировавшаяся в Англии еще до правления Тюдоров доктрина «двух тел короля» – тела естественного и тела политического. Согласно этой доктрине, Эдуард, который на момент заключения договора аренды был уже королем Англии Эдуардом VI обладал абсолютным, т.е. политическим телом и поэтому не считался несовершеннолетним (поскольку это означало бы ограничение его дееспособности).

В 1576 г. Елизавета парламентским Актом фиксирует все патентные письма, оставляя за владельцами грантов право передачи земель наследникам и преемникам[23]. Доход от продажи земель по прежнему составляет значительную часть королевской казны.

Доход Казначейства при Елизавете Тюдор[24]

Годы

Общая сумма поступлений

Продажа земель

Субсидия

Клерикальная субсидия

Личный доход короны

1559-1563

1,627,333

374,104

285,228

32,822

935,180

1564-1568

985,129

43,272

221,990

23,938

730,307

1569-1573

996,439

9,293

210,412

33,695

742,039

1574-1578

993,301

8,021

170,363

16,208

738,709

1579-1583

1,082,559

685

165,816

29,171

886,887

1584-1588

1,299,431

3,691

232,130

37,128

1,021,186

1589-1593

1,850,821

127,941

381,141

49,180

1,282,811

1594-1588

2,136,558

3,799

470,533

76,703

1,585,523

1599-1603

2,464,428

367,701

341,551

71,597

1,683,579

Итого

13,435,999

938,507

2,479,164

370,442

9,606,221

Акт о возобновлении стал необходимым легитимным механизмом «возврата» земель в королевский домен и позволил сделать коронные земли – стабильной финансовой основой сильной королевской власти, а впоследствии – краеугольным камнем тюдоровской финансовой системы. С момента зарождения в Парламенте мысли о том, что необходимо ограничивать короля в его желании жаловать земельные владения и до момента, когда этот Акт перестают издавать проходит четыре столетия. За это время Акт о возобновлении дважды издавался 12 раз[25] Самые обширные территории были восстановлены в своем статусе «королевских» при Генрихе VI (1451 г., 1455 г.), а впоследствии – в начале правления первых Тюдоров (1486 г. и 1495 г.). Поэтому Акт о возобновлении по сути являлся не регулярно издававшимся финансовым документом. Стюарты столкнулись с неразрешимой дилеммой: уменьшение земель королевского домена приводило к сокращению доходов короны. С другой стороны, политическая власть в этот период была неотделима от поземельных отношений зависимости. Решение вопроса о праве монарха распоряжаться коронными земельными владениями в начале XVI в. станет одним из ключевых в возникшей конфликтной ситуации между феодальной монархией, с одной стороны, буржуазией и новым дворянством, с другой стороны.

Можно было бы подумать, что Акт о возобновлении был напрямую связан с феодальной прерогативой короля, разграничивая земли, которыми король владел как личными, и земли, принадлежащие ему, как телу политическому. Однако, вспомним, что феодальная прерогатива короля была уничтожена в ходе английской революции. Палата феодальных опек и владений упразднена Парламентом в 1645 г., в 1660 г. парламентский Акт подтвердит упразднение феодальных порядков. Однако, Resumption Act будет использоваться и дальше: например, он будет издан в 1700 г., когда понадобится восстановить корону во владениях землями в Ирландии[26].

Доход от коронных земель монархи будут собирать вплоть до начала правления Георга III. В 1814 г. прерогатива сбора этого дохода была заменена парламентом Великобритании на фиксированный платеж по Цивильному листу в обмен на освобождение короля от обязанности содержать собственное правительство. Монарх сохранит лишь право сборов с герцогства Ланкастерского, поскольку эти земли считаются личной наследственной собственностью короля.

Современное английское право восходит к показанной в этой статье традиции. Его можно понять только исходя из исторических корней. В современном земельном праве Англии по-прежнему отсутствует понятие «собственник земли» или «право собственности на землю», поскольку основано оно на положении, что любая земля находится в собственности короны как суверена, а ее подданные могут приобретать лишь «ленные» права.


Список использованных источников и литературы:

  1. Савин А.Н. Английская секуляризация. М., 1972.
  2. Тревельян Дж.М. История Англии от Чосера до королевы Виктории. Смоленск, 2007.
  3. Томсинов В.А.Эволюция государственного строя Англии в эпоху правления династии Тюдоров // Проблемы истории государства и права. М., 2009. С. 29–35.
  4. Энсон В. Английская корона, ее конституционные законы и обычаи. СПб., 1914.
  5. Brayson A. The fiscal constitution of later medieval England: the reign of Henry VI / PhD Thesis. University of York, 2013.
  6. Elton G.R. England Under the Tudors, 3-d ed. 1991.
  7. Cavill P.R. The English parliaments of Henry VII, 1485–1504. Oxford, 2009.
  8. Cooper J.P. In Search of Agrarian Capitalism // Past & Present. 1978. Vol. 80. P. 20-65.
  9. Devenant Ch. A discourse upon grants and resumptions. Postscript to the second edition. An essay upon the balance of power. An essay upon the right of making war, peace, and alliances. L., 1771.
  10. Dietz F. Ch. English government finance, 1485–1558. University of Illinois press, 1920.
  11. Hicks M. Attainder, Resumption and Coercion 1461–1529 //Parliamentary History. 1984. Vol. 3. №. 1. P. 15-31.
  12. Hoyle R.W. Crown, Parliament and Taxation in Sixteenth-Century England// The English Historical Review, 1994. Vol. 109, № 434. P. 1174-1196
  13. The Estates of the English Crown, 1558-1640 ed. by R.W.Holey. Cambridge University Press, 2002.
  14. The Statutes of the Realm / Ed. by T.E.Tomlins. Vol. II. Repr. L., 1963. Электронная версия (URL: https://babel.hathitrust.org/cgi).
  15. The Statutes of the Realm / Ed. by T.E. Tomlins.Vol. III. Repr. L., 1963.
  16. The Statutes of the Realm / Ed. by T.E. Tomlins.Vol. IV. Pt.1A. Repr. L., 1975. Электронная версия (URL: https://babel.hathitrust.org/cgi).
  17. The Statutes of the Realm / Ed. by T.E. Tomlins.Vol. IV. Pt.1B. Repr. L., 1975.
  18. The statutes at large, of England and of Great Britain : from Magna Carta to the union of the kingdoms of Great Britain and Ireland / Ed. by T.E.Tomlins. Vol. Ш. L., 1812. Электронная версия (URL: https://babel.hathitrust.org/cgi).
  19. Schofield R.S. Parliamentary Lay Taxation, 1485-1547 / PhD Thesis. Cambridge, 1963.
  20. Wolffe B.P. Henry VII’s land revenues and Chamber finance// The English Historical Review. Vol. 79, № 311. 1964. P. 225-254.
  21. Wolffe B.P. The royal demesne in English history: the crown estate in the governance of the realm from the Conquest to L., 1971.

[1] Исчитор (escheator) – королевский чиновник, занимавшийся оценкой (описью) земельных владений после смерти прямых вассалов короля, и производивший наложения ареста и конфискацию земель в пользу короля. Такие оценки назывались «Посмертное расследование» (Inquisitiones Post Mortem). Королевской канцелярии необходимо было иметь данные о стоимости земельных владений своих вассалов. Эта информация была нужна для того, чтобы королевские чиновники могли установить соответствующий уровень платежей для опекунов таких поместий в случае, если наследники являлись малолетними, или в случае дележа земельного владения между несколькими наследниками.

[2] Энсон В. Английская корона, ее конституционные законы и обычаи. СПб., 1914.

[3] До 1516 года существует традиция, согласно которой самые торжественные пожалования земель и привилегий (например, городам) и фиксировались в виде Хартий, а не как патент, и составляли отдельный свиток. После 1516 г. все Хартии, выдававшиеся королем, вписывались в патентные свитки. Свое название свитки получили по т.н. патентам, которыми король предоставлял монополии по отдельным отраслям своим приближенным. На самом деле – Patent Rolls – это очень разнородный источник, включающий в себя записи, относящиеся к королевской прерогативе: о доходах, о судебной власти, а также - договора, перемирия, переписку с иностранными государями, назначения и полномочия послов. Оформленные в виде писем гранты и подтверждения свобод, должностей, привилегий, земель и опеки как для государственных органов, так и для частных лиц, лицензии на избрание епископов и других духовных лиц, пенсионы, специальные и общие помилования, аренды королевских земель составляют большую часть Patent Rolls. Интересно, что до 1896 г. на обратной стороне Патентных свитков вписываются королевские Прокламации.

[4] The Statutes of the Realm / Ed. by T.E.Tomlins. Vol. II. Repr. L., 1963. P.113.

[5] Ibid. P.366.

[6] Ibid. P. 592.

[7] Dietz F.Ch. English government finance, 1485–1558. University of Illinois press, 1920.  P.21.

[8] Cavill P.R. The English parliaments of Henry VII, 1485-1504. Oxford, 2009. P. 55.

[9] The Statutes of the Realm / Ed. by T.E.Tomlins. Vol. II. Repr. L., 1963. P. 593.

[10] Act touching the Kings Revenues / The Statutes of the Realm… Vol. III. P. 182.

[11] Счетчики (кассиры) – служащие казначейства (4 человека). Ранее все взносы и расходы Казначейства записывались Секретарем Казначея и двумя Камергерами в счетные книги, а затем эти три Свитка взаимно сверялись каждый день, каждую неделю, каждые полгода. В царствование Генриха VII тройная запись расходов прекратилась. Взамен начали изготавливать особые квитанции - телли, которые представляли собой половину зазубренной пластинки, переломленной пополам, размеры такой пластинки соответствовали размеру уплачиваемой суммы. В случае, если деньги поступали в Казначейство квитанция называлась tally of Sol, если же деньги выплачивались Казначейством – tally of Pro.

[12]Dietz F. English Public Finance, 1558-1641. − L., 1964. – P. 137-143.

[13]Ibid. P. 149.

[14]Тревельян Дж.М. История Англии от Чосера до королевы Виктории. Смоленск, 2007. С. 117

[15] Савин А.Н.  Английская секуляризация. М., 1972.

[16] Эти земли распродавались по специальным личным распоряжениям короля на правах fee-simple и fee-farm. (The Estates of the English Crown, 1558-1640 ed. by R.W.Holey. Cambridge University Press, 2002.Р. 28)

[17] Тревельян Дж.М. Указ. соч. С.123

[18] An Act for Chantries and Coledges/The Statutes of the Realm. V. IV, part 1A. P. 24-32.

[19] Elton G.R. England Under the Tudors, 3-d ed. 1991. P. 410.

[20] Dietz F. Ch. Op. Cit. P. 147-150.

[21] The Statutes of the Realm / Ed. by T.E.Tomlins. Vol. III. Repr. L., 1963. P. 140.

[22] Томсинов В.А.Эволюция государственного строя Англии в эпоху правления династии Тюдоров // Проблемы истории государства и права. М., 2009. С. 29–35.

[23] The Statutes of the Realm / Ed. by T.E.Tomlins. Vol. IV, part 1В. Repr. L., 1975. P.

[24] По материалам: Hoyle R.W. Crown, Parliament and Taxation in Sixteenth-Century England// The English Historical Review, Vol. 109, No. 434 (Nov., 1994), pp. 1174-1196

[25] Devenant Ch. A discourse upon grants and resumptions. Postscript to the second edition. An essay upon the balance of power. An essay upon the right of making war, peace, and alliances. L., 1771. P.244-245.

[26] The statutes at large, of England and of Great Britain : from Magna Carta to the union of the kingdoms of Great Britain and Ireland. ed. by Tomlins F. Vol. Ш. P. 526.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Опубликовать

Для ознакомления с информацией о возможности публикации своих материалов на данном сайте, перейдите по ссылки