Англия в период раннего Нового времени участвовала в ряде войн, а внутри страны королевская власть неоднократно сталкивалась с проблемой вооруженного подавления различных социальных выступлений. В этой связи военный аспект внутренней политики занимал немаловажное место. Известно, что отсутствие постоянной армии английские монархи, в определённой мере, компенсировали за счёт формирования на местах воинских команд из числа горожан и крестьян, командирами которых были представители джентри. Формировались эти ополчения также за счёт денежных сборов с местного населения1. Вопросами формирования и боевой готовности ополчений занимались лорды-лейтенанты графств и их помощники. Однако правительство постоянно подключало к этой работе и мировых судей графств. Из их числа формировались так называемые комиссии по проведению смотров ополчений. В статье предпринимается попытка проанализировать подобную деятельность мирового судьи графства Норфолк Натаниэля Бэкона. Его сохранившиеся ''бумаги'' за период 1580-1620 гг. в определённой мере позволяют это сделать2. Источники дают возможность проследить и его участие в комплектовании королевского флота моряками.

В источнике сохранились некоторые сведения о формировании и оснащении вооружением, амуницией ополчений графства Норфолк периода правления Якова I Стюарта. Именно при нём, с 1608 г. возобновились более-менее регулярные смотры ополчений воинских команд, которые до этого не проводились в графстве с 1591 г. За тот год в ''бумагах'' Бэкона сохранилось несколько подробных списков вооружений ополченцев из нескольких десятков селений пяти сотен графства3.  Эти данные свидетельствуют о том, что в этих пяти сотнях из 32 тогда существовавших, удалось собрать далеко не в полной мере запланированное количество огнестрельного и холодного оружия, а также боеприпасов и амуниции. Немало ополченцев уклонялись от участия в смотрах. Все это и некоторые другие негативные моменты мировой судья тщательно записал и, очевидно, затем отправил эти сведения в Тайный совет.

В дальнейшем Бэкон также продолжал регистрировать все сведения о проведенных смотрах ополчений в сотнях графства. Судя по его записям, они проводились нерегулярно, но зато данные о каждом таком смотре у него были достаточно подробными. Так, если на смотре ополчения в 1608 г. в сотне Брузенкрод было зафиксировано всего 42 единицы вооружения, из которых 25 были огнестрельным оружием, то на смотре в 1619 г. в сотне Норт Гренхо общее количество вооружения составило 132 единицы, из которых огнестрельного оказалось 814. Таким образом, если в абсолютных цифрах произошел рост общего числа имеющегося оружия, в том числе и огнестрельного, то в процентном отношении рост огнестрельного вооружения был небольшим, и составил всего 5%. Да и этот рост произошел за счет экстенсивного фактора, т.е. просто большего количества селений в этой сотне, поставлявших вооружение для ополченцев.

Отметим, что расклад поставки всего вооружений 15-ю селениями этой сотни в 1619 г. варьировал в пределах от 1 до 15 единиц5. А поставка ими огнестрельного вооружения варьировала в пределах от 1 до 13 стволов. Основную долю единиц вооружения дали четыре селения этой сотни, а именно 62 единицы из 132 или более 46%.  Интересно, что селение Стиффки, где проживал сам мировой судья Н. Бэкон, дало в два раза меньше стволов огнестрельного вооружения, чем эти основные поставщики.  Кроме этого вооружения в данной сотне имелись 3,5 фунта пороха, 300 запальных фитилей, 13 каменных 9-ти фунтовых ядер, 7 повозок6. В сотне имелось ещё какое-то вооружение, хранившееся у одного бывшего констебля, за что ему следовало платить вознаграждение в размере 1 ф. ст. 4 п.7 В целом доля огнестрельного вооружения составляла тогда чуть более 60% от общего количества оружия.

Лондонский кабинет всегда интересовал вопрос об обученных военному делу ополченцах, поскольку они должны были владеть не только холодным оружием, но и огнестрельным, что требовало особой подготовки. В ''бумагах'' сохранился один такой список обученных воинских команд ополченцев-пехотинцев одной из сотен Норфолка. Он был составлен как раз в результате проведения там смотра ополчений и включен в так называемый ''сертификат смотра''. т.е. своего рода подробный отчёт об ополчениях графства.

Всего в списке фигурируют 28 селений, которые в целом обеспечили этих обученных ополченцев 44 мушкетами, 32 ружьями и 51 латами8. Однако опять -таки не все селения поставили эти виды вооружения, а 20 единиц вооружения вообще недопоставили. Поэтому Бэкон сделал приписку о том, что необходимы ещё мечи, шлемы, подставки для ружей, кинжалы, эфесы для мечей9.

Интересно, что сам Бэкон накануне проведения каждого смотра ополчений графства тщательно продумывал все детали и оговаривал их во время своих встреч с лордами-лейтенантами графства и их помощниками. В ходе подобных встреч обсуждались и ''щекотливые вопросы'', как, например, о кандидатурах на должность кураторов смотров и размерах оплаты их работы. Он советовался с лордом-лейтенантом и его помощниками в отношении сроков проведения военных смотров. Так, например, в том же 1619 г. он предлагал провести их накануне Дня Всех Святых, т.е. в конце октября10.

Вообще сам мировой судья часто получал от Тайного совета депеши о   необходимости проведении смотров ополчений, в которых ему давались, как правило, очень подробные инструкции на этот счёт. Именно им он и должен был следовать в качестве члена комиссии по проведению подобных смотров ополчений.

Так, например, в сентябре 1614 г. Бэкон получил письмо такого рода. В нём отмечалось, что воинские команды должны быть ''хорошо вооружены и оснащены, чтобы было достаточно всадников и пехотинцев''. Тайные советники напоминали, что во время смотра следует тщательно проверить все оружие на предмет выявления каких-либо дефектов. При этом они сообщали ему, что количество требуемого обмундирования и денежного обложения на военные нужды сообщат ему позднее. В письме особо отмечалось, что ''в этом деле должны принять участие и духовенство графства''. Напомнили они и о том, что следует проверить наличие в графстве запасов пороха, запальных фитилей и ядер, а также сигнальных огней11. Cмотр начали проводить в октябре 1615 г.  Очевидно, это было связано с тем, что властям графства, в том числе и самому Бэкону, потребовалось какое-то время, чтобы проделать предварительную организационную работу. Так, в его ''бумагах'' имеется запись, датированная 28. 07. 1615 г. о процедуре проведения смотра ополчений, которую он согласовал с помощников лорда-лейтенанта, где отмечены перемещения капитанов воинских команд и определение дней проведения смотра. Это значит, что к данному смотру подготовка началась ещё летом.

В ''бумагах'' Бэкона имеется сертификат одного из смотров ополчений в одной из сотен графства, представленный ему капитаном ополчения эсквайром Кристофером Калторпом и куратором смотра неким ''мистером'' Хаверсом. В нём указаны 15 селений данной сотни с раскладом поставки каждой из них лат, мушкетов и легких ружей12. Ниже приводятся эти данные в виде таблицы.

Таблица 1.

Сводные данные о вооружении, представленного на военном смотре в сотне Нортгринхау (Northgreenhow) 9 октября 1615 г. (источник: Supplimentary... P. 30)

селения

латы

мушкеты

Легкие ружья

Barney

1

3

1

Fieldalling

3

4

1

Warham

6

1

1

Weigton

3

4

1

Snoring Magna

4

1

1

Wells

4

8

1

Egmer

1

0

0

Walsingham Magna

3

2

1

Walsingham Parva

6

7

1

Hougton

1

1

2

Holkham

2

3

1

Stiffkey

3

2

2

Thusford

5

-

-

Hynderingeham

5

7

3

Bynham

5

4

-

Всего  15

52

47

15

Как видно в целом эта сотня продемонстрировала на смотре 52-е латы, 47 мушкетов и 15 легких ружей. Из 15 селений сотни наибольшее количество вооружений выставили три селения: Хиндерхэм — 15, Уолсингем Парва — 14 и Уэлз - 13, что составило в целом 42 единицы из 114. Причём огнестрельного вооружения они представили почти половину от общего количества.  В то же время одно из селений сотни поставило всего 1 единицу оружия, да и то - это латы. Остальные селения поставили от 4 до 8 единиц. Кроме того, в данной сотне было собрано 25 ''зерен'' пороха и 300 запальных фитилей, 2 сотни фунтов ядер, а также более полусотни лопат и заступов. Сообщалось также и о местах хранения этих запасов боеприпасов и инструмента. Таким образом, ополченцы этой сотни располагали приличным запасом вооружения и боеприпасов.

Сохранились в ''бумагах'‘ Бэкона и некоторые сведения о сборе денежных средств для вооружения ополченцев графства. Так имеются сведения по сотне Бразер Крос, которые были потрачены на эти цели за период с 1596 по 1602 гг.  Данные свидетельствуют о том, что два основных города графства Кингс Линн и Ярмут выставляли по одному кораблю для экспедиции в Кадис в 1596 г. и тогда на эти цели было собрано в этой сотне 11 ф. ст.13. Отмечены и другие денежные сборы по этой сотне на мирные и военные нужды за тот же период.

Таблица 2.

Денежные сборы в сотне Бразер Крос за период с 1596 по 1602 гг.

(источник: Supplimentary... P. 31).

годы

Цель денежных сборов

Кол-во собранных денег(фунтов, шиллингов, пенсов)

1597

На закупку продовольствия для королевского двора

17 ф. ст. 11 ш. 8 п.

1597

На службу 8 солдатам за пределами сотни

24 ф.ст. 8. ш.

1598

На  закупку продовольствия для королевского двора

16 ф. ст.

1598

На работные дома

3 ф. ст. 13 ш. 4 п.

1598

На закупку лёгких лошадей для Ирландии

3 ф. ст.

1598

Для отправка 4 солдат в Ирландию

14 ф. ст. 14 ш. 4 п.

1599

Для отправка 3 солдат в Ирландию

13 ф. ст.

1599

На закупку продовольствия для королевского двора

10 ф. ст. 10 ш.

1599

Для приобретения пороха и  запальных фитилей

14 ф. ст. 14 ш.

1599

Для отправки 1 солдата в Ирландию

4 ф. ст. 11 ш. 2 п.

1600

Для закупки продовольствия для королевскго двора

14 ф. ст.

1600

Для отправки 1 солдата в Ирландию

5 ф. ст.

1600

На ремонт мостов

2 ф. ст.

1600

Для отправки 1 солдата в Ирландию

5 ф. ст.

1601

Для закупки продовольствия для королевского двора

15 ф. ст. 5 ш.

1600

На выплату куратору смотров ополчений за год

5 ф. ст. 2 ш.

Как видно, среди цифр о денежных сборах для отправки солдат в Ирландию и на проведение военных смотров в сотне указываются ещё и выплаты на закупку продовольствия для королевского двора. Такие сборы в этой сотне проводились в 1597 г. в размере 17 ф. ст. 11 ш. 8 п., в 1598 г. в размере 16 ф. ст., в 1599 г. в размере 10 ф. ст. 10 ш., в 1600 г.  в размере 14 ф. ст. и в 1601 г. в размере 15 ф. ст. 5 ш.14

Немалая часть собранных денежных средств была предназначены на военные цели, причём, указывалось конкретно сколько солдат для войск в Ирландии выставляет сотня. Как видно это количество варьировало по годам: от 1 солдата в 1599 г.  и в 1600 г. до 8 солдат в 1597 г. и соответственно 3-4 в 1598 и в 1599 гг.15 Сотня финансировала поставку в Ирландию в 1598 г.  какое-то число голов легких лошадей, а в 1599 г. закупали порох и фитили.  Всего данная сотня за пять лет дала денежных средств на военные нужды и отчасти для королевского двора в размере 168 ф. ст. 12 ш. 6 п., что само по себе представляло немалую сумму для населения.

В ''бумагах'' Бэкона имеется письмо от Тайного совета к лорду-лейтенанту графства, датированное июлем 1616 г., в котором ему предлагается провести смотр оружия и выявить имеющиеся дефекты, а также определить насколько обучены воинские команды графства, проводились ли учения с ними по обращению с оружием. Вообще, цель состояла в том, чтобы в графстве было вооружение и боеприпасы. Все это следовало исполнить и сообщить в Лондон до октября 1616 г.16 Таким образом, смотры ополчений по замыслу лондонских властей должны были стать в Норфолке ежегодными.

Бэкон всегда стремился располагать подробной информацией от капитанов воинских команд о состоянии вооружения ополченцев, вплоть до сведений о ремонте вооружения. Но, пожалуй, для него трудней была задача по раскладке сбора денег на приобретение вооружения для ополченцев. Например, как собирать на эти цели деньги с небольших поместей и как облагать духовенство, как облагать горожан, если они имеют земли в сельской местности. Ведь тогда, как землевладельцы, они должны были уже поставлять лошадей для ополчения, но они отказывались это делать. Возникали и другие трудности на этой почве. Поэтому Бэкону приходилось проводить большую работу с людьми, убеждать выполнять свои обязанности по сбору денежных средств на военные нужды.

Пожалуй, наиболее больной вопрос у Бэкона, как члена комиссии по проведению смотра ополчений, был у него с англиканским духовенством, ибо последние не очень-то охотно вносили средства на приобретение вооружения для ополченцев17. В то же время духовенство было далеко не бедной частью населения графства. Поэтому, оно облагалось более значительными суммами денег, которые предназначались именно для закупки огнестрельного оружия. Тем не менее, Бэкону при поддержке лордов-лейтенантов графства удавалось убеждать представителей англиканского клира все же выделять немалые суммы денег на эти цели. Но когда дело доходило до аналогичных сборов денег с других социальных слоев: крестьян, джентри, горожан, то и они вели себя не лучше духовенства, крайне неохотно выделяя требуемые суммы.

По всей видимости, смотры ополчений были для Бэкона самые хлопотные мероприятия, к которым он имел отношение в силу занимаемой должности. На этой почве случалось множество коллизий, которые приходилось решать. В его письмах, набросках писем и отчётов с мест от помощников лордов-лейтенатов и констеблей сотен содержатся подробные сведения по составу воинских команд, имена их командиров и обеспеченность их вооружением и боеприпасами. Очевидно, через его руки проходили все так называемые ''сертификаты'' воинских команд сотен графства с подробным перечислением количества ополченцев, вооружения и т.д. Поэтому он располагал на этот счёт очень подробными сведениями. Однако Бэкон явно избегал брать на себя ответственность в решении сложных военных вопросов. Так, например, после известного события в 1605 г., называемого ''пороховым заговором'', он не взял на себя определение мест хранения запасов пороха в графстве, а оставил его для обсуждения с лордом-лейтенантом. Он тщательно обдумывал и записывал для себя все подобные сложные и ответственные вопросы, которые готовил для обсуждения с высшим начальством. Так, однажды для себя он набросал на бумаге около десятка таких сложных вопросов18. Вообще, он относился к различных вопросам, связанным с ополчениями графства, очень тщательно. Так он подробно записывал все полученные им с мест сведения о количестве ополченцев, их командирах и видов вооружения, имевшихся у них и т.п. Однако исполнительная дисциплина должностных лиц на местах была не на должном уровне, и ему зачастую не удавалось получать все сведения в полном объёме. Так, например, ему однажды не удалось собрать все сведения об ополчениях. Из 32 сотен графства были получены лишь сведения по 14 сотням19. И опять-таки он отметил, что местное духовенство уклоняется от сборов средств для закупки вооружений, отрицают полномочия куратора смотра ополчений20. Очевидно англиканское духовенство цеплялось за каждую возможность, чтобы не раскошеливаться на военные нужды.

Таблица 3

Сведения об ополчениях, их вооружении и боеприпасах по 14 сотням графства в 1616 г. (Источник: Supplimantary... P. 33.)

Имена капитанов пехоты

сотни

к-во

чел.

копья

мушкеты

Cali-

coes

(лёгк. карабин?)

Порох

(в фунт.)

Запальные фитили

Пули

(в фунт.)

''Новички''

повозки

Fransis Mayor

W. Flegge

 

35

37

17

234

284

232

7

1

James Scamler

Happing

 

50

54

22

400

500

200

   

Henry Heldeth

Тunshead

170

60

97

13

     

14

4

Sir Thos. Hobart

Blofield

 

44

33

19

230

233

115

27

 

Thos. Corbett

Taverham

 

33

33

 

200

105

205

   

Sir R. Belt

S.

Greenhoe

 

79

75

 

500

70

250

11

 

Sir W. Gray

Wailon& Iningham

 

40

47

13

400

500

200

10

2

Fransis Gaudy

Shopham & Gilcross

 

80

80

40

         

W. Velverham

Launditch

150

60

60

30

         

Jonh Richards

S. Erpingham

 

87

89

21

         

Oliver Colthorp

N. Greenhoe

 

54

50

19

260

300

200

   

Thos. Astly

Holt

 

50

45

25

         

Richard Howell

Freebridge Lynn

 

61

22

2

         

Sir Artur Heington

Chist Church

 

7

18

9

         

Полученные данные по 14 сотням представляют определённый интерес. Как видим в них указаны имена капитанов воинских команд, из которых лишь четверо дворяне, на это указывает титул ''sir'' перед их именем. Подробно расписано имеющееся вооружение в каждой из этих сотен. Однако общее количество ополченцев в сотнях указано лишь в двух случаях (сотни: Таншед- 170 человек и Лаудич- 150 человек). Почему нет сведений о численности ополченцев по другим 12 сотням.

Как видно в тот год ополченцы были неплохо обеспечены огнестрельным оружием. Только мушкетов имелось 740 стволов и 230 стволов легких карабинов. Значительным был и общий запас пороха — 2224 фунта, 1082 фунта запальных фитилей и 1404 фунта пуль. Важно было, что все указанные сотни поставили именно огнестрельное оружие, хотя и в разном количестве стволов. Это значит, что примерно половина всех ополченцев этих 14 сотен были обеспечены огнестрельным оружием. Кстати, такой расклад вооружений и боеприпасов по сотням графства косвенно свидетельствует о состоятельности их жителей. Так, например, одна из воинских команд была сформирована из двух сотен, жители которых поставили 80 копий, 80 мушкетов и 40 лёгких карабинов, т.е. всего 200 единиц оружия21. Кроме того, в приписке к этим сведениям Бэкону сообщалось о том, что было ещё 8 конных отрядов во главе с капитанами22. В ''бумагах'' имеются и некоторые другие данные, датированные также 1616 г. о некотором вооружении других сотен графства.  Кроме того, у Бэкона были на руках сертификаты смотров ополчений, список дат и мест проведения смотров.  Из документов видно, что смотры проводились в период с 26 сентября по 5 октября 1616 г., указаны имена комиссаров по их проведению и имена капитанов воинских команд. Все они проводились около г. Норича23.

Однако, в те годы сертификаты смотров не всегда поступали, что отмечал не только Бэкон, но и лорд-лейтенант графства Арунделл24. Кроме того, Бэкон очевидно участвовал в собраниях помощников лорда-лейтенанта графства, где обсуждались все основные вопросы организации и проведения смотров ополченцев, суммы обложения населения на приобретение вооружений, рассматривались всевозможные жалобы и т.п., определялся список командиров, а так же рассматривался список лиц уклоняющихся от участия в ополчениях25.

Всё это свидетельствует, что Бэкон был постоянно в курсе дел о состоянии ополчений в сотнях, о сроках и местах проведения военных смотров и т.п. Именно от него Тайный совет продолжал регулярно получать информацию о состоянии военного дела в графстве.  Интересно, что в его ''бумагах'' сохранились и некоторые послания Тайного совета лорду - лейтенанту графства, из которых видно, что Лондон был хорошо осведомлен о состоянии местных ополчений и их вооружении. Так, в своем послании от 26.06. 1615 г. тайные советники отметили факт ''значительной расхлябанности'' при проведении смотров, ''которую необходимо пресечь''. Несомненно, что получали они подробную информацию о смотрах ополчений в Норфолке именно от мировой судьи Н. Бэкона.

Графство Норфолк — прибрежное, и поэтому там среди местных жителей имелись моряки, которых можно было набрать для службы на королевском флоте. К этому важному государственному делу также привлекался мировой судья. В ''бумагах'' Бэкона сохранились материалы на эту тему. Так, в одном документе ''Злоупотребления, допускавшиеся при вербовке моряков'', датированном 13.02. 1598 г., за подписью лорда-адмирала графа Ноттингема говорилось, что они сводились к следующему: вербовка большего количества моряков, чем было предписано, освобождение некоторых из них за деньги от призыва на морскую службу, очернение перед ними самой их будущей морской службы в королевском флоте и т.п.

Ноттингем просил Бекона собрать лиц, которых он сочтет возможным или таких, которые что-либо знают об этих злоупотреблениях, чтобы выяснить кто подозревается в даче или получении в этом деле денег. После этого их следовало опросить под присягой или каким-либо иным образом, как сам Бекон сочтет возможным и затем заключить в тюрьму всех лиц, каких он сочтет нужным, повинных в этой коррупции в отношении освобождения уже завербованных в моряки или лиц препятствовавших их вербовке. После этого Бекон должен был сообщить графу Ноттингему о всех нарушителях, т.е. что конкретно они совершили и ждать распоряжения от него, о том какому наказанию их в дальнейшем подвергнуть26.

Нарушения при вербовке моряков очевидно были нередкими. Но кто эти нарушители?  Во всяком случае они были и их следовало Бэкону выявить и заключить в тюрьму. Видимо это была непростая задача для него, ибо опять-таки надо было много ездить по селениям и городам, опрашивать многих лиц на этот счёт. Интересно, что Бэкон проделал эту работу фактически за один месяц и отправил графу Ноттингему полученные сведения 18.03.1598 г.27 Он просил его определить меру наказания нарушителям и сообщал, что сам со своими судьями не решился сделать это. Таким образом, Бэкон мудро уклонился от вынесения вердикта подозреваемым лицам, что можно объяснить его нежеланием портить отношения с ними, коими наверняка были состоятельные люди его графства. На состоявшемся 9. 03. 1598 г.  расследовании судьи графства, среди которых был и сам Бэкон, рассмотрели дело некоего У. Старкина из Уэлза. В ходе него выяснилось, что он был завербован мистером Холлондом на королевскую службу моряком в середине февраля, и ''впал в долги по платежам своего отца''. Он неохотно отправился в поездку и искал возможности выплатить долг и получил требуемые ему деньги в размере 2 шилл. у некоего мистера Шарпа. Таким образом, этот мистер Шарп, который был очевидно судовладельцем или капитаном корабля сманил завербованного У. Старкина к себе на службу дав ему 2 шил. для уплаты долга его отца. Возможно одна из причин вербовки на флот у этого человека была финансовая задолженность.  Второе расследование состоялось в тот же день в отношении некоего Клемента Мауджи из Клея. Он сообщил, что владелец его судна Ричард Кендалл во время плавания ''на остров'' был перед прошлым праздником Сретения завербован на морскую службу в королевский флот тем же мистером Хеллондом, и поэтому Р. Кендалл принудительно взял его в плаванье, ибо он был должником некого К. Бармена. Он задолжал ему 20 шил.28 Таким образом, и здесь уже завербованного в моряки перехватили, используя фактор его финансовой задолженности.

Третье расследование произвели в этот день в отношении некоего Джона Бина из Шерингема. В ходе разбирательства выяснилось, что он тоже был завербован перед прошлым праздником Сретения К. Барменом на королевскую морскую службу. Он сам захотел избавиться от долгов посредством Джона Эмерсона, маршала адмиралтейства, от которого он получил 10 ш. вербовочных денег, но затем отдал их обратно. Таким образом, этот Джон Бинн сначала завербовался на флот, вербовщиком здесь выступает тот же К. Бармен, а потом отказался идти на службу и вернул свои вербовочные 10 ш.29 В этих примерах перевербовавшими были капитаны или владельцы частных кораблей.

Бэкон сам участвовал в вербовочной компании моряков для королевского флота в 1599 г.  С этой целью он лично объехал несколько селений и два города графства.

Всего в итоге было завербовано 367 человек30.  Основную массу завербованных моряков дали города Ярмут и Линн (соответственно 102 и 70), что составило 172 человека. Понятно, что это было непростым делом для мировой судьи объездить города и селения графства, провести переговоры с сотнями, а возможно и с тысячами людей, чтобы набрать этих моряков. Но почему он выбрал именно эти города и селения? Насчет городов — это понятно, т.к. это портовые города графства, где разумеется было немало людей, знающих морское дело. Выбранные селения возможно были именно те, которые каким-то образом были так же связаны с морем, например, прибрежные, рыбацкие селения. Интересно, что Бэкон тщательно записал все расходы на вербовку моряков. Так, сам он потратил на   вербовку 106-и моряков 26 ф. ст. 10 ш., его помощник, сэр Дж. Тоушенд и ''мистер шериф'' потратили от 6 ш. до 3 ш. на одного завербованного, а всего — 33 ф. ст. 6 ш. Другой вербовщик, упомянутый выше, К. Хейден потратил в одном селении   на вербовку 24 ф. ст. 4 ш. 6 п., а в другом — 7 ф. ст. 4 ш. 6 п., в третьем- 7 ф. ст. 4 ш. 8 п., в четвёртом -  18 ф. ст. 7 ш. 8 п.. Таким образом, на вербовку 102 человек в 4-х селениях он потратил 58 ф. ст. 7 ш. 8 п., т. е. больше всех31.

Несомненно, Бэкон и королевский вербовщик К. Хейдон провели большую работу. Они вдвоём завербовали 208 человек из 367 всех завербованных в тот год в Норфолке, на что было ими затрачено 86 ф. ст., т. е. в среднем на одного завербованного для службы в королевском флоте было затрачено более 4 ф. ст. Скорее всего это были денежные средства из корабельных денег, которые в Норфолке собирали с населения, ибо это было прибрежное графство, и за них требовалось отчитаться. Вот почему Бэкон так тщательно учитывал каждый потраченный пенс на вербовку моряков.

Сохранившиеся сведения о некоторых личностях завербованных моряков представляют определённый интерес.

Таблица 4

Данные о личностях завербованных моряков для королевского флота

(источник: Official  Papers... P 69-70)

имя

возраст

рост

Особые приметы

Дополнительные сведения

Место жительства

1

Роберт Эмит

36

средний

коричневая борода

-

Клей

2

Роберт Уимпрелл

20

низкий

без бороды

-

Клей

3

Артур Даувелл

25

“хороший”

коричневая борода

освобожден от долгов в Нориче

Клей

4

Уильям Тресс

25

низкий

без бороды

-

Клей

5

Ральф Хеттон

28

средний

без бороды

-

Клей

6

Джон Даусон

26

низкий

с короткой бородой

-

Клей

7

Роберт  Листон

28

средний

коричневая борода

-

Клей

8

Роберт Уэлапс

20

средний

без бороды

-

Клей

9

Генри Пальмер

20

средний

без бороды

-

Клей

10

Алекс. Шортин

20

средний

без бороды

-

Уиветон

11

Джон Миллер

20

средний

без бороды

-

Уиветон

12

Джон Пиджеон

35

средний

коричневая борода

освобожден от долгов нориченским вербовщиком У. Кинджелом

Уиветон

13

Ричард  Уэлл

20

высокий

без бороды

завербован У. Джереном в местечке Уэллде.

Блекени

14

Джеймс Хауседж

20

''умеренный''

коричневая борода

-

Салтауз

15

Томас Парр

40

средний

чёрная борода

-

Салтауз

16

Джордж Кларк

30

средний

''тощее лицо, без бороды''

освобождён от долгов нориченским вербовщиком  У. Кинджелом

Салтауз

17

Джон Стенфорд

23

средний

''с реденькой бородкой''

освобождён от долгов нориченским вербовщиком У. Кинджелом

Салтауз

18

Уильям Банн

30

низкий

коричневая борода

-

Уарборн

19

Роберт Мур

28

средний

c маленькой бородой

корабельный плотник

Уарбон

20

Роберт Гилдес

20

высокий

без бороды

-

Морстон

21

Генри Тук

20

низкий

''жизнерадостной комплекции, без бороды''

освобождён от долгов в Нориче  переуплатой  за него   У. Кингом

Бодем

22

Генри Тинкер

18

низкий

без бороды

освобожден от долгов в Нориче переуплатой за него У. Кингом

 

23

Артур Батинг

33

высокий

без бороды

-

Хиндрингем

24

Ричард Уилсон

25

низкий

чёрная борода

-

Уилсингем Магна

25

Эдмунд Кои

21

средний

без бороды

-

Стифки

27

Денис Уитем

21

высокий

без бороды

-

Стифки

28

Эдмунд Экклиз

30

низкий

чёрная борода

-

Уорем

29

Уильм Эксли

24

''значительный''

маленькая борода

-

Уорем

30

Эдмонд Парсевилл

33

маленький

коричневая борода

освобожден от долгов в Нориче

Уорем

31

Роберт Огл

26

высокий

без бороды

-

Холкем

32

Джеймс Кендолл

22

''Маленький, толстый''

рыжая борода

-

Холкем

33

Ричард Картайк

34

низкий

рыжая борода

-

Холкем

34

Томас Гастингс

27

значительный

чёрная борода

-

Холкем

35

Рожер Лоусон

26

''значительный''

без бороды

освобожден от долгов в Нориче

Холкем

36

Генри Чапмен

34

маленький

чёрная борода

-

Бихэм

37

Френсис Кларк

24

маленький

''с чёрной головой, без бороды''

-

Уиллз

38

Джон Пирсон

22

низкий

чёрная борода

-

Уиллз

39

Джон Денмарк

22

маленький

''чёрная голова без бороды''

-

Уиллз

40

Джон Шарп

22

маленький

''маленькая бородка и чёрная голова''

-

Уиллз

41

Томас Чиндлер

20

''значительный''

без бороды

-

Уиллз

42

Джон Диксон

27

''значительный''

чёрная борода

-

Уиллз

43

Николас Пардье

34

''значительный''

''коричневая борода и кудрявая голова''

-

Уиллз

44

Роберт Леврье

24

''значительный'

коричневая борода

освобожден от долгов в Нориче констеблем И. Баллоком

Уиллз

По данным таблицы 4 можно даже представить живой образ английского моряка. В большинстве случаев -это явно сельские жители в возрасте от 20 до 35 лет, среднего роста, с бородой. Все они имели определённый опыт в мореплавании. Примерно каждый четвёртый из них записался на королевский флот по причине какой-то финансовой задолженности.

Указанные в таблице 44 человека были в возрасте от 17 до 40 лет. Каждый из них получил по 12 пенсов в качестве своего аванса и по 10 пенсов за завербованных из Норича заплатили городским властям, т.е. всего городским властям выплатили 3 ф. ст. 13 ш. 4 п.

Из этих завербованных лиц 9 были освобождены от долгов в момент вербовки. Для 31 завербованного потребовалось согласие Высокого шерифа и выплаты дорожных денег по 5 ш. на человека, а всего на это ушло 7 ф. ст. 15 ш.

В самом конце своей деятельности на посту мирового судьи в 1620г.  Бекон получил предписание Тайного совета о вербовке 80 моряков в связи с тем, что необходимо было набрать моряков на 6 королевских кораблей для борьбы с пиратами32., которые 01. 08. 1621г. должны выйти в море. Тайные советники предостерегали мирового судью о том, чтобы во время их вербовки не допускались бы злоупотребления вербовщиками. Предупреждали они и о том, что набрать необходимо именно 80 моряков и никак не меньше. Они, т.е. тайные советники, прилагали ещё инструкцию о порядке вербовки моряков. Эта инструкция была подготовлена самим герцогом Бакингемом. Он требовал от мировых судей разослать предписания каждому констеблю в своем графстве, чтобы они собрали ''всех моряков как отцов, так и сыновей, и слуг'', чтобы все они предстали перед Беконом в назначенном месте и в определённое время, которое сам мировой судья определит. За неявку им грозило судебное разбирательство в суде ассизы по обвинению ''в неуважении к власти''. Причём каждый констебль должен был лично вручить этим морякам что-то вроде повестки за подписью мирового судьи, где все это будет указано (т.е. место и время их явки-В. М.) Все они, т.е. рекруты, должны быть записаны в особую Книгу, которая будет иметься у каждого констебля. Эта Книга должна быть отправлена морским чиновникам.

Если же какой-либо моряк-рекрут не будет включен в эту Книгу и не явится по требованию констебля, то такового подвергнут аресту, и он предстанет перед судом на очередной четвертной сессии.

Предписание требовало от Бэкона собрать только опытных в морском деле рекрутов или бывших рыбаков, но ни в коем случае ''неумелых и слабых, немощных людей''33.

От Бэкона требовалось также вручить всем завербованным лицам в морской флот дорожные деньги и бумагу, в которой будет записано имя завербованного, место его вербовки и сумма денег, которые он уже получил в качестве аванса за службу и предписание, о том, что он должен явиться к клерку Казначейства, где он будет определён на конкретный корабль, на котором будет служить моряком. Кроме того, требовалось ещё взять обязательства ''отцов и хозяев'', сыновья и слуги которых завербованы для службы во флоте, чтобы те не уклонялись и явились бы на службу, иначе они подвергнутся судебному преследованию. В этой Книге должно было быть все записано: имя, возраст, комплекция, или другие значимые признаки конкретного человека, время и место их вербовки, время, назначенное им для явки на службу, чтобы эти данные соответствовали данным их ''билета'', т.е. сопроводительных справок, где должно быть указано и то, сколько денег им было выдано на дорогу. Эта Книга рекрутов-моряков должна быть заверена лично мировым судьёй34.

Задача весьма сложная набрать 80 рекрутов за отведенный срок в несколько месяцев. Вряд ли он мог полностью переложить задачу по их набору исключительно на констеблей, т.к.  он лично должен был отвечать перед лондонскими властями за это дело. Однако это был последний год его пребывания в должности мирового судьи (в 1622 г. Бэкон умер- В. М.) и вряд ли он успел выполнить поставленную задачу королевского фаворита герцога Бакингема.

Таким образом, на плечи Бэкона, как мирового судьи графства, ложился груз ответственности не только за организацию ополчений и финансовые сборы на военные нужды, но и за набор рекрутов в королевский флот. Очевидно Бэкон был достаточно добросовестным в этой части своих обязанностей, и Лондон был им доволен, о чём свидетельствуют письма Тайного совета, которые не содержат каких-либо неудовольствий его службой на этом поприще.


Примечания.

  1. Boyton L. The Elizabeth Militia, 1558-1638.- Toronto: Toronto Press, 1967; Дмитриева О. В. Англия// История Европы. Т. 3. /Отв. ред. Л. Т. Мильская, В. И. Рутенбург- М.: Наука, 1993.- С. 167.
  2. The Official Papers of Sir Nataniel Bacon of Stiffkey, Norfolk as Justice of Peace, 1580-1620./ Ed. By H.W. Sanders, M.A. // Camden society publications. Third series. Vol. XXVI. - L.: Office of society, 1915; Supplementary Stiffkey Papers/ Ed. F. R. Brooks// Camden Society. Third series. Vol. LII. - L.;  Office of society, 1936.
  3. Ibid., P. 25-30.
  4. Ib., P. 25-26.
  5. ib., P. 26.
  6. Ib., P. 26-27.
  7. Ibidem.
  8. Ib., P. 28.
  9. ibidem.
  10. Ib., P. 27-28.
  11. Ib., P. 30.
  12. Ibidem.
  13. Ibid., P. 31.
  14. Ibidtm.
  15. Ibidem.
  16. Ibidem.
  17. Ibidem.
  18. Ibid., P. 35.
  19. Ibid.,  P. 32-33.
  20. Ibidem.
  21. Ibidem.
  22. Ibid., P. 32.
  23. Ibidem.
  24. Ibid., P. 32-34.
  25. Ibid., P. 34.
  26. The Official papers of Sir Nataniel Bacon... - P.  67.
  27. Ibidem.
  28. Ibid., P. 68.
  29. Ibidem.
  30. ibid., P. 69.
  31. Ibidem.
  32. ibid., P. 72-73.
  33. Ibidem.
  34. Ibidem.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас 143 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте