The article examines the military statute of the Earl of Leicester for the British troops, who were in the Netherlands in 1585-1587. Attention is drawn that along with articles regulating purely military aspects (the order of stay in garrisons or military camps, military discipline, etc.), the charter contained articles establishing the rules of conduct of English soldiers in the territory of the Netherlands in terms of relations with military allies and peaceful population. The most important of them were articles prohibiting the commission of violent acts and looting of civilians. Some articles in general terms regulated the economic relations between the British military and the Dutch population. Together, all articles of the charter were aimed, directly or indirectly, at creating a favorable image of the British military in the eyes of the Dutch civilian population.

В статье рассматривается военный устав графа Лестера для английских войск, находившихся в Нидерландах в 1585-1587 гг. Обращается внимание, что наряду со статьями, регулирующие чисто военные аспекты (порядок пребывания в гарнизонах или военных лагерях, военная дисциплина и т.п.), устав содержал статьи, устанавливавшие правила поведения английских солдат на территории Нидерландов в плане взаимоотношений с военными союзниками и мирным населением. Наиболее важными из них были статьи, запрещающие совершение насильственных действий и грабежей мирного населения. Отдельные статьи в общем плане регулировали экономические взаимоотношения английских военных и нидерландского населения.  В совокупности все статьи устава были нацелены прямо или косвенно на создание благоприятного имиджа английских военных в глазах мирного населения Нидерландов.


В истории Нидерландской революции 1566-1609 гг. событие, связанное с пребыванием английских войск в 1585-1587 гг. на территории страны хорошо известно. Традиционно оно считается последним эпизодом поиска нидерландскими властями иностранного правителя в лице английской королевы Елизаветы I Тюдор, которая отказавшись от такой миссии, послала туда войска во главе с графом Лестером (Р.Дадли) в качестве генерал-губернатора. В источниках государственного происхождения неплохо отражена финансовая подготовка этой экспедиции. Сохранившийся военный устав, написанный им и впервые опубликованный Д. Круикшенком, позволяет в общих чертах представить намеченную модель поведения англичан в Нидерландах в отношении мирного населения и военных союзников из числа голландцев, а также поддержание воинской дисциплины и ведение боевых действий против испанской армии. 

Судя по преамбуле устава, он был написан и доведен до сведения английских солдат и офицеров еще до их высадки на Континенте. Вполне вероятно, что Лестер обрисовал им военно-политическую обстановку сложившуюся к тому времени в Нидерландах, хотя в преамбуле устава лишь одна фраза говорит об этом, что-де там «нет какого-либо правящего сословия». Отсюда он подчеркнул важность соблюдения строжайшей дисциплины со стороны английских солдат. Далее следуют 55 статей, часть которых регулировали поведение английских военнослужащих в Нидерландах.

В первой же статье всем английским солдатам и офицерам пред­писывалось принести клятву и подписаться под статьями устава. В уставе декларировалось, что всякое проявление насилия и нарушение дисциплины будет наказываться в соответствии с мерой проступка. Порядок возможных проступков солдат и офицеров, за которые уста­навливалось наказание, начинался с запрета на «богохульство» и «упоминание имени Господа всуе», за что полагался штраф в пять шиллингов, которые должны быть переданы в пользу бедных. При повторном нарушении наказание ужесточалось (пятидневное заключение в тюрьме). При подобном проступке в третий раз наказание полагалось в виде лишения должности и жалованья. Английский солдат должен был выглядеть в глазах местного населения благочестивым христианином. Последующая третья статья сходна по тематике с предыдущей и предусматривала наказание за неявку на молитву или на проповедь священника штрафом в размере однодневного жалованья, а в случае повторной неявки - штрафа в размере двухдневного жалованья.

Четвертая статья запрещала азартные игры среди солдат и младших офицеров под угрозой штрафа в размере двухдневного жалованья за первое нарушение, а при повторном нарушении - меру наказания определяли судьи. Очевидно, Лестер прекрасно понимал, что азартные игры могут подрывать воинскую дисциплину и притуплять бдительность английских военных, что недопустимо на территории чужого государства в условиях военного времени.

В пятой статье содержался запрет приво­дить женщин в гарнизон или в военный лагерь под угрозой порки и изгнания из армии. Лишь жены солдат и офицеров имели право находиться в расположении войск или же женщины, утвержденные марша­лом в качестве всевозможной прислуги и это тоже явно в целях укрепления воинской дисциплины, а возможно и в целях недопущения проникновения вражеской агентуры под видом женщин легкого поведения и т.п.

В шестой статье солдатам и офицерам предписывалось не проявлять насилия в отношении детей, женщин и стариков без приказа командования под угрозой смертной казни. Таким образом, это был прямой запрет на произвольные насильственные действия солдат и офицеров в отношении мирного населения Нидерландов.  Столь серьезное наказание явно было установлено в связи с тем, что такие негативные действия могли бы очень серьезно подорвать образ английских солдат в качестве союзников нидерландцев в борьбе с испанцами.

Да­лее следовал запрет на пьянство и пьяные выходки под угрозой изгнания из армии. Очевидно, это необходимо для того, чтобы не допустить дискредитации облика английского военного, как недисциплинированного, пьяницы в глазах нидерландцев.

В восьмой статье перечислялись уже более серьезные правона­рушения, которые можно квалифицировать как измену: создание опасной ситуации для высшего командования, создание угрозы состоянию армии, невыполнение приказов. Фактически это направлено на укрепление боеспособности английской армии, что было чрезвычайно важно в условиях боевых действий. Вот почему за такие преступления полагалась смертная казнь, причем путем пыток.

В девятой статье содержалось предостережение для солдат и офицеров от каких-либо устных или письменных контактов как с врагами, так и возможными союзниками без уведомления командования. За подобные нарушения также полагалась смертная казнь. Такое же наказание предусматривалось в статье деся­той за самовольный уход из военного лагеря или гарнизона, равно как и за оставления своего места в боевом порядке. Фактически подобные проступки означали прямую измену, которая всегда жестоко каралась в английском общем праве.

Несколько статей (12,13,14,15) касались порядка несения караульной службы, а статье 16 устанавливалось наказание смертной казнью за попытку чинить самосуд в пределах гарнизона или военного лагеря. Предписывалось обращаться с жалобами непосредственно к офицерам, которые имели полномочия рассматривать жалобы солдат и выносить решения о наказании виновных.

17-я статья декларировала недопустимость ссор и регулировала споры английских солдат с ино­странцами, находившимися на службе английской армии, т.е. как раз голландцами, несколько тысяч которых были в составе армии графа Лестера в качестве союзников. Офицерам предоставлялось право улаживать все такие возможные споры. Нару­шителям грозило «тяжкое» наказание, которое имели право назначить офицеры [6, p. 299]. Отсутствие точного определения вида наказания, очевидно, было по причине понимания автора устава того, что споры и стычки с голландцами могли быть как незначительными, ограниченными лишь словесной перепалкой, а могли быть и с более серьезными последствиями (дуэль, драка).

Следующая статья (18) перекликалась со статьей 12 и за­прещала под угрозой смертной казни солдатам и офицерам самоволь­но оставлять объект охраны. В статье 19 содержался запрет офицерам под угрозой утраты жалованья устраивать приемы и развлечения сол­датам, находящимся в подчинении других офицеров без согласия на это их непосредственных командиров. Все это можно рассматривать также в контексте стремления укрепления воинской дисциплины, что было важно, как в плане боеспособности английских солдат, так и как пример для союзников-голландцев.

Очень показательна 20-я статья. Там содержался запрет на то, чтобы один и тот же человек был бы записан сразу в нескольких воинских ко­мандах и участвовал бы сразу в нескольких военных смотрах или же передавал бы свое оружие и амуницию другому человеку для участия в военном смотре. За подобное нарушение предусматривалось месяч­ное тюремное заключение и изгнание из армии. Очевидно, эта статья появилась как результат подобной практики во время военных смотров ополчений графств в самой Англии при Тюдорах и первых Стюартах. В условиях боевых действий на территории чужого государства такое вряд ли было бы возможным. Последующие две статьи (21 и 22), продолжая тему «оружие» и «амуниция», запрещали солдатам захватывать чужое оружие, а за утрату своего оружия и амуниции предусматривали наказание в виде штрафа в размере двойной стоимости утраченного. Исключение допускалось лишь в том случае, если утеря оружия или амуниции произошла во время несения служб, т.е. во время боевых действий. Под угрозой разжалования запрещались попытки военнослужащих закладывать или передавать другому лицу свое оружие и амуницию, равно как и содержать их в плохом состоянии. 23-я статья под угрозой тюремного заключения запрещала «обманным путем» добиваться получения своего жалованья. 24-я статья, на наш взгляд, была особо важной для английской армии в Нидерландах. Она категорически за­прещала солдатам заниматься мародерством в местах пребывания войск и устанавливала смертную казнь нарушителям.

Последующие три статьи (25-27) касались продовольственного обеспечения войск и, по сути, регулировали экономические отношения английской армии с нидерландскими поставщиками продовольствия. В частности, под угрозой смертной казни английским военнослужащим запрещалось скупать продовольствие, привезенное поставщиками в гарнизон или военный лагерь. Такое же наказание грозило за попытку ограбления продовольственных ар­мейских складов. Солдатам, посланным для сбора продовольствия, под угрозой тюремного заключения запрещалось отклоняться от поставленной задачи их командованием.

Последующая 28-я статья запрещала под угрозой смертной казни причинять вред или убивать лиц из числа союзников англичан, т.е. опять-таки голландцев.

Ряд статей устава касались некоторых моментов внутренней службы английских военных.

Две статьи, а именно, 31 и 32 регламентировала взаимоотношение англичан и нидерландского населения и предусматривала наказание тюремным заключением за прове­дение ночи солдатами вне казармы или места своего расквартирова­ния, а также запрещала поджигать недвижимые постройки местного населения без распоряжения командования.

Очевидно в целях недопущения вражеской агентуры в расположение войск статья 34 запрещала под угрозой тюремного заключения и лишения жалованья устраивать приют посторонним лицам из числа иностранцев и англичан в расположении войск без уведомления об этом командования.

Последующие четыре статьи (37-40) касались офицеров. Возможно, в целях недопущения пленения или измены им за­прещалось под угрозой наказания смертной казнью без воинского сопровождения направляться к каким-либо иностранцам. Офицерам предписывалось ставить в известность высшее командование об отправки куда-либо ими своих солдат, т.е. за пределы лагеря/гарнизона, где они могли бы контактировать с местным населением. За нарушение этого правила им грозило наказание в виде лишения своей должности. Офицеры обязы­вались тщательно контролировать действия своих подчиненных. Они имели право отправлять своих солдат на гауптвахту по возвращению подразделения к месту своей дислокации, но не имели права их убивать без разрешения высшего командования. За нарушения этих правил им грозило наказание в виде разоружения и изгнания из армии.

Статья 41 требовала от солдат беспрекословного подчинения, как своим непосредственным командирам, так и другим офицерам англий­ской армии под угрозой тюремного заключения и лишения месячного жалованья. 42-я статья под угрозой наказания смертной казнью требо­вала от солдат незамедлительно оказывать помощь своему соотече­ственнику. Однако в отношении оказания помощи своим союзникам-голландцам ничего не говорилось.

Статьи 44 и 45 касались соблюдения солдатами правил гигиены в местах их дислокации. Так, например, не разрешалось забивать животных, предназначенных для использования на работах в гарнизоне или во­енном лагере, не загрязнять водоемы и т. п. Очевидно, Лестер хорошо понимал взаимосвязь соблюдения гигиены и боеспособности армии.

48-я статья запрещала солдатам во время боевого марша шуметь, кричать, ловить зайцев и т. п. под угрозой тюремного заключения. Видимо, этот запрет устанавливался не только в целях сохранения дисциплины, но и опять-таки, с целью не навредить имиджу английских военнослужащих в глазах нидерландцев.

49-я статья касалась собственно ведения боевых действий. Она требовала от сол­дат и офицеров защищать боевые позиции от противника под угрозой смертной казни. Однако в ней не содержалось конкретных указаний на то, в какой мере, как долго и т. п. они должны оборонять свои боевые позиции, и кто мог дать команду к отступлению, а также каким образом в такой обстановке взаимодействовать с союзниками-голландцами, если последние, например, побегут с поля боя и т.п.

Статья 54 требовала от солдат входить в крепость или в военный лагерь исключительно через ворота, т.е. публично, открыто. Причем нарушение этого правила наказывалось смертной каз­нью. Столь серьезное наказание этого, казалось бы, незначительного нарушения, очевидно, было установлено в целях не допущения в пре­делы гарнизона или военного лагеря вражеских агентов, которые могли бы воспользоваться неофициальными путями проникновения в расположение английских войск.

Понимая, что на практике английские солдаты могут совершать на территории Нидерландов различные непредвиденные поступки и нарушения, заключительная 55-я статья гласила, что офицеры вправе наказывать солдат за все иные нарушения и проступки, которые не отмечены в вышеизложенных статьях устава. Таким образом, они получали широкие права на вынесение вердикта по возможным проступкам своих подчиненных.

Итак, граф Лестер желал, чтобы образ английского военного в Нидерландах выглядел бы в глазах местного населения достойно. Английский военный должен быть не только дисциплинированным в военном отношении, но и благочестивым христианином, не допускающим мародерства и насилия в отношении мирного населения, честного в экономических отношениях с местными предпринимателями и т.п. На фоне действий испанских солдат, занимавшихся мародерством, это было бы только на пользу графу Лестеру в качестве генерал-губернатора на территории иностранного государства. Однако большая часть статей устава естественно были направлены на установления правил внутренней службы и правил ведения боя английских солдат и офицеров, что также было крайне важно в условиях военных действий с испанцами на территории Нидерландов. В этом отношении устав носил общий характер. В нём регламентировались лишь самые общие правила и нормы поведения военнослужащих на территории чужого государства, начиная от требований соблюдения христианских норм (запрет на богохульство и т. д.) и включая правила несения караульной службы. В пределах этих норм и правил в нём также лишь в общих чертах регламентировались «дисциплинарные» вопросы взаимоотношений между солдатами, между солдатами и офицерами, между английскими военнослужащими и местным мирным населением. Необходимость соблюдения добрых отношений с мирными нидерландскими жителями и голландскими союзниками было, безусловно, особенно важно для Лестера. В уставе не предусматривалось регулирование порядка расквартирования войск в домах нидерландцев. Видимо предполагалось размещать войска только в крепостях или полевых лагерях, дабы избегать всяческих лишних контактов и возможных стычек англичан с местным населением, которое итак страдало от мародерства и насилия испанских солдат.

Данный устав был одним из первых опытов по разработке модели пребывания английских войск на территории чужого государства в качестве союзников. Насколько удалось графу Лестеру добиться на практике такой модели поведения английских военнослужащих на территории Нидерландов –  предмет особого исследования.


Список литературы.

  1. Митрофанов В.П. Из истории военных ополчений графств Англии начала XVII в. (по материалам мирового судьи Н. Бекона)// Известия ПГПУ имени В. Г. Белинского. Гуманитарные науки. № 23./ гл. ред. Коротов В.И. Пенза: ПГУ, 2011.  С. 523-527.
  2. Митрофанов В.П. Некоторые аспекты непроизводственной сферы жизни английских крестьян (вторая половина XVI- первая половина XVII вв.)// История Британии: современные исследования. Электронный научно-образовательный журнал «История». М., 2014. Выпуск 10 (33) [Электронный ресурс].
  3. А.Н. Чистозвонов. Республика соединенных провинций. //История Европы. Т.3. От средневековья к новому времени (конец XV- первая половина XVII в.). М.: Наука, 1993. С.187-196.
  4. Calendar of State Papers. Domestic Series. Addenda (1580-1625)./ Ed. by M.A. Everett Green L.: Longman and K0 , 1872.
  5. Boyton L. The Elizabeth Militia. 1558-1638. Toronto: Toronto Press, 1967.
  6. Cruickshank Ch. Elizabeth's Army. 2-nd Ed.  Oxford: Clarendom Press, 1966.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас 47 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте