© Автор: Митрофанов В.П.


The formation of a composite monarchy in England in the XVI-first half of the XVII century.

Annotation: The article discusses the process of accession into the English kingdom of Wales, Ireland and Scotland in the XVI-first half of the XVII century. The influence of feudal relations (the creation of the Irish and Scottish nobility by the English monarchs), the formation of a single national market are noted. If the Wales peacefully became part of the English state, then Ireland - through conquest, and Scotland through the dynastic union. The confessional aspect of integration also played an important role, especially with regard to Ireland and Scotland. The foreign policy position of the English kingdom dictated the need for the unification of England, Wales, Ireland and Scotland into a single state. In the first half of the XVII century England becomes a composite monarchy, although the full integration of Ireland and Scotland has not yet occurred.


В Европе XVI-XVII вв.  существовали так называемых «составных монархий» (англ.: composite monarchy). Это словосочетание может обозначать две разные вещи: 1) государство, в котором политическую роль играют несколько сословий, т.е. сословно-представительные монархии; 2) государство, состоящее из разных народов, фактически, почти синоним империи. Классическими примерам этого варианта государства можно считать Священную Римскую империю германской нации, а также Османскую империю. С политической точки зрения пример Англии данного периода также подходит под этот тип государства, так как на британских островах со времен раннего Средневековья в тесном соседстве жили германские племена и автохтонные кельтские племена, часть которых еще во времена Римской Британии были романизированы. Нормандское завоевание Англии в 1066 г. добавило еще и норманнский этнос, который вскоре ассимилировался с англичанами. Нормандское завоевание заложило важную политическую предпосылку будущей композитарной феодальной монархии, а именно, централизованную систему вассалитета. Это позволило английскому королевству избежать раздробленного состояния государства, что зачастую наблюдалось на Континенте. Даже война Алой и Белой Розы (1455-1485 г.) не привела к распаду государства на какие-либо отдельные части.

В тоже время Столетняя война 1337-1453 гг. показала, что историческая судьба английского королевства - быть островным государством. Английская правящая элита XV в. отказалась от династических притязаний на континентальные территории. Именно после этого в XVI – первой половине XVII в. начинается процесс становления композитарной монархии. Происходил он в форме интеграции в состав английского королевства территорий Уэльса, Ирландии и Шотландии.

Господство феодальной собственности и феодальных отношений с их вассально-ленными связями, безусловно, отразилось на нём. Не могло не отразиться на этом процессе утверждение и расцвет абсолютизма в XVI в. Следует также учитывать и социально-экономические условия, а именно начавшийся процесс генезиса капитализма. Однако основа тогдашней экономики – сельское хозяйство и аграрные отношения отличались в Англии и Уэльсе от Ирландии и Шотландии.

Предъистория английской композитарной монархии началась в XIII в., когда английский король Эдуард I в 1272 г. начал подчинение Уэльса. Местный этнос, бритты, находились на более низком уровне экономического и политического развития, нежели англичане. У них в ходу еще был кельтский язык, своя мифология и своеобразная культура. Верховная власть принадлежала клановым вождям. Валлийцы долгое время боролись с англичанами в посленормандский период, т.е. XII-XIV вв. Подчинив страну, Эдуард I по «Уэльскому» статуту ввел английские законы и английское управление. По нему территория Уэльса была разделена по принципу английского административного деления на шесть графств: Англси, Карнарвон, Мерионет, Флинт, Кардиган, и Кармартен. Не все они совпадали с традиционными клановыми валлийскими территориями. После всех преобразований Уэльс с 1301 г. попал под власть английского короля, но не являлся еще частью королевства Англии.

В начале XV в., при Генрихе IV, английский парламент принял 17 статутов в отношении Уэльса. Эти законы ограничивали экономические и политические права валлийцев, что очевидно было следствием восстания Оуэна Глендоуэра. Поэтому, хотя формально Уэльс был в составе английского королевства, но управление им из Лондона было затруднено постоянным сопротивлением валлийцев.

В 1471 г. английский король Эдуард IV создал Совет Окраинных земель для управления двором и владениями принца Уэльского, а вскоре он получил полномочия на решение правовых и военных вопросов. Генрих VII Тюдор (1485-1509 гг.) еще более расширил их, используя Совет для усиления королевской власти в Уэльсе. Юридически Уэльс был инкорпорирован в английское королевство согласно «Акту об учреждении мировых судей в Уэльсе» 1536 года. Это достаточно пространный документ. По нему все различия в правовом статусе между королевскими подданными в Англии и Уэльсе отменялись. Этим же законом валлийцам было даровано парламентское представительство. В эту же парламентскую сессию был принят еще «Акт по законам и правосудию, которыми следует руководствоваться в Уэльсе, как ранее в этом королевстве». К моменту принятия еще одного закона в 1543 г. («Акт по установлению оплаты рыцарям и горожанам Уэльса за участие в парламенте») представители Уэльса уже участвовали в работе английского парламента. Политика Генриха VIII не встретила значительного сопротивления в Уэльсе, т.к. местные джентри шли на сотрудничество с монархом, по-видимому, по тем же причинам, что и английские джентри: необходимость поддержки в своем предпринимательстве и защиту от социального протеста со стороны трудящихся категорий населения, а после Реформации и защиту от возможной католической реставрации.

Таким образом, законы 1536 и 1543 гг. положили начало образованию композитарного королевства посредством интеграции Уэльса в английское государство. Они установили институты управления в Уэльсе, в том числе унифицировали законодательство и судопроизводство. Местные лорды были лишены права суда, введена общеанглийская административная система, общее управление было передано Совету Уэльса. Этот орган управления был построен по образцу Тайного совета в Лондоне, т.е. состав его формировался монархом не столько по принципу знатности кандидатур, что было характерно для феодальных государств, сколько по принципу их преданности Короне и компетентности в государственных делах. Можно по-разному оценивают значение этой меры для валлийцев и их культуры. С одной стороны, в этом прослеживается попытка уничтожения национального своеобразия Уэльса, однако следует учитывать и последовавший за объединением процесс внутренней консолидации валлийских территорий фактически уже в рамках новой административной системы единого государства. Вопрос о языке также решался неоднозначно. В начале правления Елизаветы I Тюдор в связи с потребностями церковного урегулирования была пересмотрена унитарная политика в отношении языка (использование в богослужении только английского языка – В.М.).  Так, в 1563 г.  был принят «Акт о переводе Библии и богослужении на уэльском языке», который санкционировал перевод Библии и Книги общих молитв на валлийский язык. Кстати, историки считают, что именно вследствие этой меры Реформация прошла в Уэльсе менее болезненно, чем, например, в Ирландии или в северных графствах Англии.

Фактически Уэльс прочно вошел в состав английского королевства в XVI в. В административном отношении он также, как и собственно Англия продолжал делился на графства. Управление им осуществлялось из Лондона, и он не имел своего парламента. Местное управление, как и в английских графствах, осуществлялось через мировых судей и шерифов.  Таким образом, процесс вхождения Уэльса в состав английского королевства в XVI в. фактически был мирным.

Гораздо более сложно и трудно проходил процесс вхождение Ирландии в состав английского королевства. Как известно, Англия предпринимала попытки захватить Ирландию ещё в XII в. В период XII-XV англичане захватили значительную часть Ирландии, на которой ввели английскую систему управления, в том числе в городах, получивших хартии, закрепившие их привилегии. Существовал и парламент, состоящий из двух палат. Однако его полномочия были урезаны в 1495 г. На остальной части Ирландии сохранялась власть клановых вождей, и ирландцы периодически нападали на английские поселения и города.  К началу XVI в. оплотом англичан были юго-восточные территории, называемые Пейл, за пределами которого им противостояли соперничавшие между собой ирландские кланы, не подчинявшиеся до того, какой-либо верховной власти («дикие ирландцы»). Они лишь номинально признавали политическую власть английских монархов. В 1541 г. Генрих VIII объявил себя королем Ирландии, опираясь на право, признанное римскими папами за английскими монархами еще в XII в. Англиканская Реформация в Ирландии не имела успеха: большинство населения оставалось католиками и на протяжении XVI в. поддерживало всех врагов Англии на Континенте и на самих британских островах. На Зеленом Острове существовали две исторические общины, традиционно враждебные друг другу, – местные гэльские племена ирландцев, которые жили в западных болотистых и горных регионах, и англичане, потомки англо-нормандских колонистов («остмены» – В.М.), населявших плодородные низины на Востоке. Сопротивление Тюдоровской Реформации положило начало трансформации их в одну общину – ирландцев-католиков.

Вождей древних ирландских кланов англичане принуждали отказываться от их древних прав на земли в пользу английского короля, который затем снова жаловал их своим союзникам, но уже как сюзерен вассалам, т.е.  искусственно воспроизводилась феодальная система подчинения. В Ирландии, в Дублине, сохранялся двухпалатный парламент, который был послушным английской короне. Во второй половине XVI в. англичане перешли к массовым конфискациям земель ирландцев, с последующей передачей их английским колонистам. Их поместья и замки превращались в крепости, пребывавшие на осадном положении среди враждебного местного населения. Обязательным условием их освоения было заселение выходцами из Англии, которым не разрешалось вступать в браки с местным населением.

Ирландцы превращались в бесправных арендаторов или поденщиков. Позже из-за этого многие начали эмигрировать в Америку. В тоже время в Ирландии была и своя влиятельная титулованная знать. В 1594 г. ирландцы подняли восстание в Североирландской провинции Ольстер, которое возглавили графы Тирон и Тирконел. Их главное требование – свобода исповедания католической веры и право выбирать собственную администрацию. Елизавете I Тюдор удалось его подавить и покорить Ольстер лишь в 1603 г. А Яков I Стюарт провел там конфискацию земель и раздал их английским и шотландским колонистам. В итоге в конце XVI – начале XVII в., кроме Пейля, бывшим уже в составе Англии, Тюдоры и первые Стюарты присоединили Манстер и Ольстер. Англичане, видимо, понимали, что управлять Ирландией можно лишь после усиления её колонизации, т.е. насаждения там своего этноса.

Важным фактором становления композитарной монархии были креации ирландской знати (аристократии) в XVI-XVII вв. Тюдорами и Стюартами. Создав слой ирландской аристократии, Тюдоры и Стюарты опирались на него в своем управлении Ирландией. Этому же способствовало и административное деление Ирландии на четыре региона (Ольстер, Ленстер, Манстер и Коннот), каждый из которых делился на разное количество графств. Там была введена система крупного феодального землевладения английских колонистов. Значительная часть земель, при этом, досталась королевским фаворитам и представителям английской аристократии. Однако это вряд ли могло крепко привязать Ирландию к Англии, так как ирландцы оказались в ущемленном положении, поскольку лишились своих земель. Поэтому в последующем они продолжали борьбу против английского господства и сохранили свою приверженность католицизму в противовес англиканской официальной церкви.

Шотландия также была объектом английской экспансии со времен средневековья, но все же, отстаивала свою независимость. Однако в пограничных областях часто случались вооруженные конфликты. Зачастую их вели английские и шотландские магнаты, сопровождавшиеся грабежами и угоном скота. В то же время усилились и торговые связи Англии и Шотландии. Для Тюдоров был опасен союз Шотландии с Францией, который они пытались разрушить путем заключения династических браков представителей английских и шотландских монарших фамилий. Но войны не прекращались. Видимо это объясняется тем, что по социальной структуре шотландское общество значительно отличалось от английского. Как и в Ирландии, в Шотландии были еще сильны феодально-клановые отношения. Особенно это имело место в горных районах. Ростки капитализма в экономике Шотландии были крайне слабыми по сравнению с Англией. Шотландские города в экономическом плане были менее развитыми по сравнению с английскими. Шотландский парламент в отличие от английского был однопалатным. В нём вместе заседали титулованная знать, духовенство, горожане, лэрды (среднее и мелкое дворянство–В.М.). Причем, численное представительство последних все время увеличивалось. Судебно-правовая система Шотландии значительно отличалась от английской. Она не была основана на праве прецедента, как английская, но в большей мере на римском праве. К тому же в законодательстве и делопроизводстве использовался народный язык(scots), который в то время уже отличался от английского языка. В повседневной жизни, по меньшей мере, половина населения Шотландии пользовалась гэльским языком, родственным ирландскому языку. В XVI в. там довольно прочной была власть монархов из династии Стюартов. Иногда она ослаблялась из-за их ранней или насильственной смерти и установления регентства. Наконец, в Шотландии не сложилась абсолютная монархия как в Англии.

Можно считать, что процесс инкорпорации Шотландии в английское королевство начался в середине XVI в. при Марии Стюарт, ориентация которой на Францию вызвала недовольство шотландских лордов и дворянства. Немалую роль сыграл конфессиональный фактор, а именно, распространение в стране кальвинизма в результате Реформации. По инициативе идейного вдохновителя Реформации в Шотландии Джона Нокса в стране был создан союз кальвинистов – Ковенант. Именно он выступил за свержение королевы-католички Марии Стюарт, изгнание из страны французских воинских контингентов и союз с Англией. Разгорелась война между кальвинистами и католическим дворянством, которых поддерживали французы. Королева Елизавета I Тюдор оказала поддержку шотландским протестантам, а затем открыто вступила в войну. Для английской монархии борьба против Марии Стюарт и её стороннив-католиков была важна, еще и по причине того, что она была католичкой и претендовала на английский престол. В этом её поддерживала римская курия. К тому же её муж французский король Франциск II в 1559 г. официально принятии титул английских монархов. Елизавета I Тюдор, пришедшая к власти в 1558 г., в глазах католиков считалась узурпаторшей. В такой обстановке Англия ускорила свою военную помощь шотландским протестанта в их борьбе с Марией Стюарт. В итоге в 1560 г. был подписан Эдинбургский договор, по которому французские и английские войска покидали Шотландию, а управление страной переходило к Совету из 12 высших лордов королевства. Кальвинисты получали свободу вероисповедания.

Однако Мария Стюарт не признала этот договор и решений шотландского парламента в отношении Реформации. Но когда во Франции умер её муж Франциск II, она вернулась в Шотландию и начала заискивать с местными протестантами и английской королевой Елизаветой I Тюдор, ибо надеялась, что последняя, будучи бездетной, объявит её своей наследницей исходя из династических связей Стюартов и Тюдоров. Этому же должен был способствовать и её брак с английским лордом Дарнли, который был родственником Тюдоров. Но в 1567 г. в результате восстания протестантов в Шотландии Мария Стюарт была вынуждена отречься от престола в пользу своего малолетнего сына Якова VI и бежать в Англию, где она была взята под стражу. Но, тем не менее, она продолжала оставаться опасным политическим противником Елизаветы I Тюдор, ибо вокруг неё начали плести заговор дворяне-католики северных графств Англии, надеясь, возвести её на английский престол. Причем их поддерживали в этом Франция, Испания и папский Рим. Затем последовало восстание в Северных графствах Англии в 1569 г. под лозунгом возврата к католицизму. В ходе него лидеры восстания намеревались освободить Марию Стюарт, и возвести на английский престол. После подавления восстания и расследования «дела Марии Стюарт» она была казнена в 1587 г. Все это приветствовалось англичанами, т.к. в их представлениях Елизавета I Тюдор тем самым защитила свою страну от реставрации католицизма.

В значительной мере сближению Англии и Шотландии способствовала Реформация в Шотландии и укрепление англиканства в Англии при Елизавете I Тюдор, ибо в тех внешнеполитических условиях Англия и Шотландия, как протестантские страны противостояли континентальному католицизму во главе с Габсбургами. В 1580-1600 гг. Английская дипломатия подготавливала условия для объединения Шотландии и Англии. Важной причиной к стремлению объединения двух королевств были также непрекращающиеся столкновения на границах обоих государств. Конечно же, в то время важным вопросом для английского государства был вопрос о престолонаследии (в связи с бездетностью английской королевы Елизаветы I Тюдор – В.М.). Шотландский король Яков VI Стюарт был родственником английской королевы и, следовательно, имел легитимные права на английский престол, хотя, по мнению современника Томаса Уилсона были и другие возможные претенденты на престол. Интересно, что он приводит мнение английского короля Генриха VII Тюдора, когда тот выдавал замуж свою дочь Маргариту за шотландского короля, говоря, что их потомство в случае прекращения династии Тюдоров может претендовать на английскую корону и позволит объединить Англию и Шотландию, что будет выгодным для английского королевства. По мнению Уилсона, шотландский король не иностранец для англичан, а именно англичанин, т.к. его отец англичанин, ибо его бабушка – англичанка. Шотландия не иностранное государство, но часть Англии, так как она находится не за морем. Это рассуждение современника, еще до объединения Англии и Шотландии в 1603 г. под одной Короной, весьма показательно, поскольку свидетельствует не только о принципе легитимности королевского титула по династии, но и о его представлении об Англии, как островном государстве.

В 1603 г., после смерти бездетной английской королевы Елизаветы I Тюдор, шотландский король Яков VI без каких-либо эксцессов со стороны английской знати был провозглашен английским королем под именем Якова I Стюарта и объединил под своей властью Англию (с Уэльсом), Шотландию и Ирландию.  Таким образом, эта уния была заранее хорошо подготовленным шагом английской политики в отношении Шотландии.  Так было положено начало триединому королевству – Великобритании (Уэльс уже не считался отдельной частью королевства- В.М.).  Как в отношении Ирландии Тюдоры, так и отношении Шотландии Стюарты проводили креации знати. В результате новая шотландская знать уже к концу правления Якова I Стюарта (1625 г.) стала составлять абсолютное большинство в аппарате управления Шотландии. Немалая часть новой шотландской знати из числа лэрдов попала и в Тайный совет, т.е. в высший государственный орган королевства. Тем не менее, национальная и религиозная рознь шотландцев и англичан сохранялась. Но Шотландия отныне из самостоятельного королевства превратилась в одну из частей английской композитарной монархии.  Вместе с тем, в отличие от Ирландии, Шотландия к этому времени уже имела древние традиции государственного управления, но, тем не менее, при Якове I Стюарте она стала превращаться в периферию королевства. Поэтому англо-шотландская уния 1603 г. фактически провалилась. Очевидно, понимая это, Яков вплоть до конца своего правления (1625 г.)  не отказался от своего плана объединения Англии и Шотландии не только под одной короной, но и под единым государственно-правовым механизмом. Однако религиозная политика первых Стюартов не способствовала этому. Англия, будучи номинально уже композитарной монархией, не перешла, однако, к единообразной системе чиновничье-бюрократическому управлению по всему королевству в отличие от многих континентальных стран и важным элементом управления был патронат, принцип выборности местной администрации из числа дворянства.

Итак, в XVI – первой половине XVII вв. складывалась английская композитарная монархия. Предпосылки этого процесса оформились в предыдущие столетия, а сам он базировался на феодальных принципах.  Формирование единого национального рынка в Англии было экономической основой этого процесса. Если Уэльс мирно и прочно вошел в состав английского государства, то Ирландия – путем завоевания, а Шотландия посредство династической унии. Конфессиональный аспект интеграции играл важную роль в отношении Ирландии и Шотландии. Его нерешенность и даже обострение в первой половине XVII в. стал существенным фактором, затруднявшим их политическую интеграцию в составе английского королевства. Внешнеполитическое положение английского королевства также диктовало необходимость объединения Англии, Уэльса, Ирландии и Шотландии в единое государство. К 1640-м гг. Ирландия и Шотландия не интегрировались в полной мере в состав английского королевства. Завершение складывания композитарной монархии относится к периоду Реставрации Стюартов после английской буржуазной революции и прихода к власти новой династии Ганноверов в результате «Славной революции» 1688 г. и заключением, так называемой, второй унии Англии и Шотландии в 1707 г.


Полный текст статьи с научно-справочным аппаратом см.: Митрофанов В.П. Становление композитарной монархии в Англии XVI-XVII вв.// Многосоставные государства: опыт и перспективы развития. Сборник научных статей Всероссийской научно-практической конференции./ Под ред. А. Д. Гулякова.- Пенза: ПГУ, 2019. С. 45-52.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте