© Автор: Митрофанов В.П.


Мировой исторический опыт свидетельствует о том, что бедность и пауперизм т.е. утрата человеком всех средств существования и отсутствие возможности зарабатывать на жизнь, наблюдаются в обществе особенно в переходные периоды исторического развития. Поэтому закономерно, что английское королевство столкнулась с этим явлением в период трансформации феодализма в капитализм (конец XV-XVIII вв.). Уместно поставить вопрос о рефлексии английской монархии на этот вызов. Историки традиционно связывали появление массового пауперизма в Англии, прежде всего, с последствиями, так называемых огораживаний и Реформацией. Однако источники свидетельствуют, что состав пауперов пополнялся не только согнанными с земель крестьянами и бывшими католическими монахами, но и представителями других социальных слоев английского общества: разорившимися ремесленниками, отставными солдатами-инвалидами, бывшими матросами, просто обедневшими горожанами и крестьянами, престарелыми и немощными людьми и т.д. В статьях В.Ф. Семенова и В.В. Штокмар упоминаются некоторые из них.

Изучение проблемы пауперизма в Англии сводилось в основном отечественными авторами к анализу так называемых «кровавых законов», причём акцентировалось внимание на их репрессивных статьях, что было видимо оправданно в плане превалирования насильственных методов так называемого первоначального накопления капитала. Пиком «кровавого законодательства» обычно считают закон 1547 г. о бродягах. Действительно, так можно утверждать, но при этом не следует забывать, что этот закон через два года был отменён. Лишь в статье М.В. Винокуровой впервые в отечественной историографии рассмотрена реализация законов о пауперах на локальных источниках, в частности, городов Уилтшира конца XVI-XVII вв. В работах англоязычных авторов проблема пауперизма изучены в гораздо большей степени. Имеются работы о пауперизме, охватывающие большой хронологический период истории Англии и представляющие социальную политику английской монархии почти исключительно в позитивном ракурсе. Однако на локальном материале проблема пауперизма в англоязычной историографии еще недостаточно исследована и также малоисследованна проблема иммигрантов, указанного выше периода.

На наш взгляд, законы о пауперах нельзя рассматривать лишь в ракурсе «кровавых законов». Их изучение необходимо предпринимать в контексте всего законодательства о пауперизме и применения его на практике. Содержание этих законов свидетельствует, что на протяжении XVI- начала XVII вв. они менялись и в период правления Елизаветы I Тюдор в них, хотя и сохранялись репрессивные положения, но уже превалировали статьи, направленные на поддержку пауперов с помощью целого ряда юридических, административных и даже экономических мер. Видимо этот аспект законодательства о пауперах требует особого анализа именно в контексте социальной политики английской монархии.

Во многом именно на основе этих законов правительство Тюдоров и Стюартов проводило по существу определённую социальную политику. Если в законах о пауперах первых Тюдоров (1495, 1531 и 1536 гг.) она еще почти не заметна, то елизаветинские законы в социальном плане были уже более продвинутыми. Особенно это становится заметным, начиная с закона 1563 г., в котором напоминалось о прежних законах Генриха VIII и Эдуарда VI о помощи бедным, но одновременно отмечались и те слои пауперов, которые подлежали наказаниям за бродяжничество.

Особое значение в плане поддержки пауперов имел закон 1572 г.(«Акт о наказаниях бродяг и по оказанию помощи бедным и немощным»), по которому вводились обязательные сборы денежных средств в фонды пособий для нищих. Это была уже не просто добровольная благотворительность, а фактически одна из финансовых обязанностей, подданных королевы. Для этих целей на местах создавались специальные должностные лица («overseers», т.е. приходские попечители), на которых возлагались обязанности по делам пауперов. Следующим шагом елизаветинского кабинета в плане социальной политики стал  закон 1576 г. «Акт по организации работы для бедных и  ликвидации праздности», требовавший от местных властей развитие сети так называемых «исправительных домов» (более известных в нашей литературе как «работные дома»-В.М.), по сути дела централизованных мануфактур, в которых использовался дешёвый труд пауперов и т.д. Анализ его выполнения местными властями графств в полной мере еще не был предпринят в отечественной историографии.

Обширные по своему содержанию законы о пауперах 1597-98 гг. «Акт о помощи бедным» и «Акт о наказаниях жуликов, бродяг и здоровых нищих», а также «Акт по строительству приютов и работных домов для бедных» содержали целый комплекс юридических и административных мер в отношении пауперов, которые должны были использовать местные власти. В контексте c предыдущими законами о пауперах  они стали легитимной базой правительственной социальной политики в условиях тяжелых последствий неурожайных лет 1590-х гг. В таком же контексте следует проанализировать и последние елизаветинский закон о пауперах от 1601 г. «Акт о помощи бедным», подробно регламентировавший и возлагавший на церковноприходских старост и специальных наблюдателей осуществление социальной помощи пауперам. Нельзя забывать и о законе в отношении поддержки отставных и раненных солдат и моряков, в котором также предусматривался ряд административных мер со стороны местных властей по оказанию материальной помощи этой категории бедняков.

В плане социальной политики недостаточно изучены и прокламации Тюдоров, которые касались пауперов. Ведь посредством именно прокламаций монархи могли оперативно влиять на ситуацию с пауперами через местные власти, требуя, например, от них не только выполнения действовавших статутов о пауперах в их репрессивной части, но и борьбы с хлебными спекулянтами на рынках и т.п.

В проведении социальной политики значительная роль отводилась местным властям (мировым судьям, шерифам графств, констеблям и т.д.). Но к этому же, привлекалось и англиканское духовенство. Однако этот аспект, на наш взгляд, еще недостаточно исследован. А между тем изучение источников локального характера, например, по графству Норфолк, показывает, что местным властям, в частности, мировым судьям приходилось решать немало сложных вопросов, не только финансового, но юридического и даже морального характера. В то же время англиканскому духовенству приходилось участвовать в решении проблемы пауперизма не только идеологическими средствами (проповеди и т.п.), но и в качестве местных должностных лиц.

Представители местных властей и разъездные королевские суды (суды ассизы) постоянно рассматривали дела по различным вопросам пауперизма на местах. Они могли выносить различные вердикты, как в пользу пауперов (например, право на сбор милостыни и получения пособия, возведение домов, обеспечение работой или досрочное освобождение из работных домов и т.п.), так и не в пользу последних. Однако решения властей и судей в отношении пауперов также еще недостаточно изучены. В письмах мировых судей с мест представителям центральной власти порой подробно даётся описание ситуации с пауперами. Привлечение источников подобного типа позволит проанализировать на локальном уровне ситуацию с пауперами. В такой же мере необходимо изучить меры властей по организации работных домов в графствах.

Источники (протоколы разъездных королевских судов, переписка центральных и местных властей и др.) свидетельствуют, что при проведении социальной политики в каждом графстве наряду с общими для всех вопросами, как, например, пресечение бродяжничества, организация приютов и работных домов и т. д. власти сталкивались и со специфическими вопросами. Таковыми могли быть, например, уклонение части местного населения от выплат денег на содержание пауперов («relief»), затягивание открытие и обустройство работных домов и т.д. Наблюдается тенденция со стороны местных властей избавляться не только от пришлых пауперов, но и от местных. При этом они могли использовать самые неблаговидные способы.

Кроме пауперов местные власти обязывались оказывать помощь бывшим солдатам и матросам, которые стали инвалидами, что всегда подчеркивалось в тюдоровском законодательстве о нищих и бродягах. Иногда центральные власти требовали устраивать на местах особые приюты для этой категории бедняков, что было очень важно в социальном плане, ибо понятие «пенсия» по старости или по инвалидности тогда, как известно, не было. В отдельных случаях Тайный совет ходатайствовал перед властями графств или высшим англиканским духовенством об устройстве в приюты отдельных бывших солдат, ставших инвалидами. В тоже время местные власти выясняли вопрос о военной службе, ранениях бывших солдат и других обстоятельствах их жизни.  

Недостаточно исследован и вопрос об общественном мнении современников о пауперизме.

Важной мерой в плане борьбы с бедностью было регулирование цен на продовольствие на местных рынках. Этот аспект социальной политики лишь отчасти изучен. Нарративные источники показывают, что на каждом продовольственном рынке были особые должностные лица, которые устанавливали цены, следили за торговлей продовольствием (соблюдение времени торговли, мер, весов и т.д.). В некоторых графствах местные власти даже обязывали торговцев хлебом продавать свой товар беднякам по ценам ниже рыночных под угрозой наказания. Такое явление особенно отмечается в период правления Карла I Стюарта, что можно рассматривать как усиление правительственной регламентации в хлебной торговле. Исследование королевских прокламаций и статутов о регулировании торговли продовольствием, а также некоторых других источников поможет осветить и этот аспект проблемы пауперизма.

Известно, что правительством принимались также меры по контролю над деятельностью пивных заведений. С одной стороны власти стремились закрывать пивные, владельцы которых не имели лицензий на их содержание, а с другой - нередко закрывали так называемые «лишние» пивные под разными предлогами. При этом в распоряжениях центральных властей на этот счет обычно   называлось три причины этих мер: 1) в пивных сосредотачивается множество бродяг и они могут стать очагами социальных беспорядков; 2) для производства пива перерабатывается много зерна, которое необходимо для выпечки дешевого хлеба для пауперов; 3)в пивных процветает пьянство.

Определенное место в плане помощи пауперам играла и частная благотворительность, которая на законодательном уровне поощрялась. В источниках локального характера (завещания и т.д.) имеется немало конкретных примеров этого. Она могла осуществляться как в натуральной форме (хлебом), так и деньгами. При этом фигурируют самые различные денежные суммы: от нескольких пенсов до несколько десятков и даже сотен фунтов стерлингов. В роли благотворителей фигурируют представители различных социальных слоев, от крестьян до титулованной знати и прелатов англиканской церкви.  Как правило, благотворительность была целенаправленной, т.е. предназначалась для пауперов конкретного прихода, сотни или определенного количества нищих. Частные лица могли также выделять средства на организацию госпиталей и мастерских для обучения детей пауперов ремеслам и т.п. Привлечение локальных источников позволит более детально проанализировать этот аспект.

В источниках государственного происхождения встречаются сведения и о попытках центральных властей борьбы с роскошью. Эти попытки особенно наблюдаются в периоды неурожаев на зерновые культуры и голода (1586-1587, 1595-1598 гг.). Сводились они, в основном, к тому, чтобы добиться путем убеждения ограничить излишества в потреблении продуктов питания зажиточными слоями населения. С этой целью Тайный совет регулярно рассылал письма и распоряжения, в которых местным властям предписывалось проводить такую работу. Так, например, в одном из таких распоряжений от властей г. Лондона требовали, чтобы были запрещены все излишества в питании (не употреблять в процессе питания много блюд, не ужинать в дни постов, по средам и пятницам и т.п.). Англиканское духовенство также должно было проводить определённую деятельность в плане убеждения мирян поститься, соблюдать «рыбные дни», подавать милостыню нищим, оказывать им приют, предоставлять работу и т.п.  А от самого англиканского духовенства власти требовали давать пример мирянам своей благотворительной деятельности в пользу пауперов. В целом, деятельность англиканского духовенства в плане выполнения законов о пауперах еще недостаточно изучена.

Социальная политика в отношении пауперов строилась на законодательной основе (парламентские статуты, королевские прокламации и распоряжения Тайного совета) и местные власти обязывались выполнять их в своих приходах, сотнях и графствах. Отчасти эта работа ими выполнялась, хотя эффективность не всегда была такая, какая хотелась бы центральным властям. Очевидно, многое зависело от субъективного фактора, а именно, от желания и активности местных властей обустроить пауперов и от степени остроты проблемы пауперизма в каждом конкретном графстве. К моменту начала буржуазной революции середины XVII в. коренным образом ситуация с пауперизмом все же не изменилась.

Едва начавшаяся в 1580-е годы борьба с роскошью не имела законодательной основы и носила по существу рекомендательный характер для местных властей и англиканского духовенства. Видимо правительство Елизаветы I Тюдор понимало, что принимать законы против роскоши бессмысленно, так как даже, если они, и пройдут в палате общин, то добиться их исполнения на местах будет невозможно. К тому же они могли вызвать раздражение со стороны имущих слоёв населения, т.е. дворянства, буржуазии, фермеров и йоменов. Однако парадокс здесь состоял в том, что идеология пуританизма, которую Тюдоры и Стюарты не хотели принимать, как раз отвечала такому курсу социальной политики властей в отношении роскоши.

Дальнейшее изучение разнообразных источников позволит создать более детальное представление по этим и некоторым другим аспектам социальной политики английской монархии.

Если проблема пауперизма отчасти привлекала внимание отечественных и в особенности англоязычных исследователей, то проблема иммигрантов в Англии, практически, лишь частично затронута, но не изучена.

Между тем известно, что при Тюдорах и первых Стюартах на парламентских сессиях был принят ряд статутов об иммигрантах, в которых регламентировался порядок их пребывания, статус и некоторые бытовые вопросы. А при первых Стюартах принималось немало статутов о натурализации иммигрантов. И хотя общую численность иммигрантов трудно определить, но известно, из каких регионов и стран они прибывали на берега туманного Альбиона. Основную их массу составляли выходцы из Нидерландов, Франции, Германских княжеств. Видимо главной причиной их эмиграции из своих стран был религиозный вопрос, хотя и не только он. Во всяком случае, известны факты активной предпринимательской деятельности выходцев из Нидерландов в восточных графствах, где они занимались осушением заболоченных территорий. Там даже были созданы компании по осушению заболоченных территорий, конкурировавшие с аналогичными английскими компаниями и находившими поддержку со стороны королевской власти. Известно также, что нидерландцы обращались с петициями к Елизавете I Тюдор с просьбой не только дать им разрешение на поселение в Англии, но и перенести сюда своё мануфактурное производство. Подобные факты экономической деятельности иммигрантов на берегах туманного Альбиона требуют дальнейшего исследования.

Имеется один аспект на стыке проблемы пауперизма и иммигрантов – это положение и статус цыган (или «египтян», как их именовали англичане в то время-В.М.). О них упоминают в своих трактатах Г. Арт (Артингтон) и У. Гаррисон. Кроме того, они также упоминаются в некоторых законах о пауперах, как одна из категорий бродяг, но в тоже время на них смотрели как на иммигрантов. В одном из источников говорится, что они постоянно появляются в графствах группами по 30-40 человек.  На наш взгляд, положение в английском обществе этой социоэтнической категории населения также требует своего особого изучения.

Дальнейшее всестороннее изучение проблемы пауперизма и иммигрантов с привлечением источников разного типа и вида позволит более определённо судить о социальной истории, социальной и иммиграционной политике английской монархии Тюдоров и первых Стюартов.


Полный текст статьи см.: Митрофанов В.П. Проблема пауперизма и иммиграции в Англии эпохи Тюдоров и первых Стюартов: некоторые итоги и перспективы исследований// Англоведение в современной России. Коллективная монография./ Отв. ред. Т.Л. Лабутина. М.:  ИВИ РАН, 2019.– с.52-62. Просьба ссылаться на текст статьи в этом издании.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас 26 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте