© Автор: Евсеев В.А.


Жизнь разнообразна в своих проявлениях. Наряду с эпо­хальными событиями в истории людей - революциями, перево­ротами в науке и технике, открытиями новых земель и войнами - всегда существовало то, что мы называем повседневностью. Люди пили, ели, одевались, работали, отдыхали. Без быта и нравов нет полной картины прошлого. Невозможно понять исто­рию народа, не зная быта и социально-этических норм отдель­ных его категорий. Именно поэтому изучение быта и нравов в различные эпохи помогает исследователям глубже понять об­щие закономерности развития общества в тот или иной период.

Проблема быта и нравов привлекала внимание различных исследователей в отечественной и зарубежной историографии еще с конца XIX в.[1]. Следует отметить, что в последние десятилетия XX в. возрос интерес к этой теме среди отечественных исследователей[2]. В ряде работ зарубежных и отечественных историков затрагивались во­просы быта и нравов средневековой Англии. Среди них в первую очередь следует отметить труды Ф.Броделя и Дж.Тревельяна, которые в своих исследованиях касались материальной стороны бытовых условий жизни[3].

В нашем очерке мы обратимся лишь к одному из аспектов повседневной жизни - описанию рабочего дня и отдыха английских горожан в конце XV- начале XVI в. на примере крупного провинциального города - Ковентри.

Ежедневный и еженедельный ритм является сердцевиной городской жизни. Для жителей английских городов рубежа XV-XVI  вв. он отличался от современного. В эту эпоху необходимое искусственное освещение люди могли получить только от факе-
лов и свечей. Поэтому продолжительность рабочего дня в ос-
новном зависела от количества часов, составляющих светлое
время суток. Однако долгота дня колебалась в зависимости от
времени года.

Еще в начале XV в. в Ковентри год искусственно делили на зимний период с 1 ноября до 2 февраля, когда в городе часто проводились различные празднества, и на остальные девять месяцев[4]. Однако такой порядок чем-то мешал горожанам и они расширили осенне-зимний период со дня св. Михаила (28 сен­тября) до подвижного праздника Пасхи[5]. Пока неясно насколько быстро и до какой степени шло изменение продолжительности дня в зависимости от сезонов, когда на городских церквах до­бавляли часы[6].

В весенне-летний период горожане Ковентри обычно просыпались рано. В это время дьяконы звонили в утренний колокол в обеих приходских церк­вах Ковентри  около 4 часов утра[7]. Со звоном этого колокола ночная стража сходила со стен, открывались городские ворота и отпирались каналы[8]. Немного спустя большинство жителей покидало их постели. В 5 часов утра наемные строители (плотники, кровельщики, каменщики) и их подручные со своими инструментом появля­лись на перекрестках в центре города в надежде найти работу[9]. В начале XVI в. подмастерья шляпников так же должны были начинать работу в домах их мастеров в 5 часов утра[10]. К этому времени большинство взрослого мужского населения выходило на улицу, а собаки, которых спускали на ночь, должны быть за­гнаны домой, но зимой их привязывали в 7 часов утра[11].

Зимой рабочий день ремесленников начинался после 6 часов утра, а для высших слоев городского общества это было, возможно, обычное начало дня в течение всего года. Начало работ ограничивал и тот факт, что городские ворота открыва­лись только в 5 часов утра и жители предместий имели некото­рый запас времени, чтобы добраться до места их работы[12]. Кроме того, запрет игры в кегли до 6 часов утра в одном из предместий городскими властями[13] - это косвенное доказатель­ство того, что это было для прочих обычным временем начала работы. Для мэра же день начинался в 7 часов утра, когда он шел со свитой в церковь[14].

 В связи с ранним началом рабочий день в средневековье продолжался 12-14 часов. Однако согласно статуту парламента от 1495 г.[15] работа прерывалась для приема пищи, которая для многих работников предоставлялась их мастерами. В течение большей части года разрешались перерывы: полчаса на зав­трак, один час на обед и полчаса на полдник. Только с середины мая и до середины августа разрешалась сиеста, т.е. обед удли­нялся до полутора часов, т.к. был достаточно широко распро­странен обычай послеобеденного сна в течение всего года. Тем не менее, рабочий день был длинным. Летом и зимой подмас­терья шляпников в Ковентри работали до 7 часов вечера, хотя эти часы не всегда соблюдались[16]. Другие ремесленники могли заканчивать работу на час раньше, как те же шляпники делали это в 1496 г.[17] Кроме того следует отметить, что зимой в 7 часов вечера, а летом в 8 часов разрешалось выпускать собак, ибо к этому времени большинство людей возвращались домой [18]. Со­ответственно и жители окраин к этому часу выходили через кре­постные ворота.

В 8 вечера звонил вечерний колокол и служки запирали две­ри обеих приходских церквей[19]. Обычно в 9 часов вечера соби­ралась ночная стража, закрывались каналы и городские воро­та[20]. С темнотой зажигали фонари над дверями гостиниц и  наиболее зажиточных домовладельцев, но в лунные ночи зимой их гасили[21]. Единственная разрешенная деятельность, кроме ночной стражи и групп славящих Христа - это удаление зловонной воды из рыбных садков[22].

Таков был усредненный облик городских суток, которые дол­жны были составлять обычный еженедельный ритм. Этот поря­док был обусловлен больше потребностями в обеспечении го­рода продовольствием, чем спросом на промышленные товары, т.к. ежедневно был рынок какого-либо вида продовольствия.

В понедельник торговали зерном, а во вторник продавали мясо и шкуры. В среду зерно покупали пекари графства и города Уорвика[23]. Середина недели была также важным днем для го­родского совета, ибо в среду мэр и олдермены обычно прини­мали и отправляли петиции. В четверг снова был мясной ры­нок[24]. Пятница и суббота были кульминацией рабочей недели. Главный рыночный день приходился на субботу[25].  В пятницу мэр шествовал на мессу в церковь св. Михаила, а в 9 часов утра он должен был осматривать рыбу, выложенную для продажи на рынке, ибо пятница была рыбным днем[26]. В пятницу, по всей видимости, был и самый важный зерновой рынок на неделе, ибо Ковентри снова посещали пекари из Уорвика и других местечек графства[27].  Возможно, из-за большого наплыва посетителей и давки на рынке города был запрещен проезд по улицам повозок, перевозящих плетни, лес, древесный и каменный уголь. Эти грузы предписывалось привозить в предыдущий день[28]. В пят­ницу также устраивался огромный закрытый суконный рынок, который был единственным местом крупной продажи шерстяных тканей[29].  Вечером того же дня жители Кросс Чапинг - главной открытой рыночной площади города - должны были собрать навоз и мусор, оставленный посетителями в течение дня и вы­везти его в субботу[30].

В то же время мясники готовились к своему рынку в субботу. Возможно, убой скота и его обработка происходили в четверг и пятницу. В эти же дни, наверное, устраивалась и травля быков собаками, т.к. полагали, что это улучшает качество мяса, а в Ковентри это было обязательной процедурой.[31] Утром в субботу продавали шкуры[32]. Субботний рынок для мяса и рыбы откры­вали в 7 часов утра, а хлебом и зерном начинали торговать на 2 часа позднее[33]. Горожане Ковентри имели право предпочти­тельной продажи, от трех до семи часов в день, а затем разре­шалась торговля и приезжим[34]. Торговля морской рыбой пре­кращалась к 2 часам дня и к этому времени сточные канавы, где была рыба, должны быть вычищены. Торговцы же лоскутом кожи закрывали лавки до 4 часов дня[35]. Вскоре после этого ры­нок прекращал работу.

Однако для большинства ремесленников, кто не касался рынка, суббота была еще рабочим днем. Кровельщики и изгото­вители кард оставались на работе еще 7-8 часов после полудня, но накануне церковных праздников работа запрещалась[36]. Звон полуденного колокола в субботу или перед каким-либо религи­озным событием означал прекращение работы. Например, шляпникам было запрещено работать после 3 часов дня в суб­боту и все воскресенье[37]. Однако были и другие примеры. Под­мастерья ткачей получали свой недельный заработок только в субботу вечером, т.е. это означало, что они и их мастера нор­мально трудились полный рабочий день[38].

В субботу действительно производилась большая часть вы­плат, в том числе и городским чиновникам[39]. Таким образом, суббота была единственным днем в неделе, когда работники могли получить деньги, а после ужина и небольшого отдыха имели возможность посетить местную пивную. И, наконец, в субботу улицы перед каждым домовладением должны быть вы­метены до осмотра их городским чиновником в воскресенье и понедельник[40].

Для ремесленников воскресенье было основным днем отды­ха, хотя шляпникам было позволено валять шляпы после обеда в этот день[41]. Некоторые подмастерья, не получившие свою зарплату в субботу, ждали денег до понедельника. Те же, кто получил свою зарплату заполняли городские таверны и пивные.

Вместе с тем надо иметь в виду, что в дни отдыха посеща­лись не только пивные. Без сомнения, многие гильдии, как к примеру, дрейперы, посещали всем составом цеха, включая учеников, церковные службы. Конечно и городские власти отме­чали этот день с достоинством. Мэр в воскресенье шествовал к заутрене и вечерне, а олдермены при этом надевали их красные мантии[42].

Однако не все отдыхали в воскресенье. В 1493 г. городские власти Ковентри постановляют, что ни торговец, ни любой ре­месленник не могут открыть их лавки или торговать чем-либо в воскресенье во время обедни[43]. Этот указ ясно показывает, что торговля продолжалась и в выходные дни. Конечно, отдельные виды деятельности были разрешены. Кузнецам вменялось в обязанность подковывать лошадей приезжих, а цирюльники в то же время могли брить, но только по лицензии, полученной от мэра.[44] Тем не менее для большинства населения воскресенье было единственным днем в неделе, в течение которого можно было действительно отдохнуть. Летом в дни отдыха многие го­рожане Ковентри устраивали различные развлечения в миле от города на общинных полях[45].

Таков был недельный ритм жизни горожан, включая воскре­сенье, предназначенное для отдыха. Досуг тоже являлся важной частью повседневной жизни. Джон Стоу - известный английский антиквар Тюдоровской эпохи в своем труде "Описание Лондона" написал специальный раздел, посвященный различным играм и увеселениям[46]. Он, в частности, отмечает, что в столице име­лись площадки для игр и увеселений. Они были в основном на окраинах, но некоторые располагались и в самом городе[47]. По­добная ситуация была и в Ковентри, когда места для отдыха располагались за городом[48].

Развлечения горожан на рубеже XV-XVI вв. были самыми разнообразными. Естественно, что досуг каждый проводил по-своему, в зависимости от интересов, которые в значительной степени определялись полом, возрастом, имущественными, социальными, образовательными и иными факторами.

Молодые горожане (подмастерья, ученики и др.) на открытых площадках за городом играли в мяч, кегли, крикет, состязались в прыжках, стрельбе из лука, борьбе, бросании камней, сражались на пиках, танцевали. В танцах принимали участие и девушки. Обычно такие развлечения устраивались летом[49]. Зимой был иной набор состязаний - на льду, когда одни соревновались в беге или шагали, кто шире и быстрее, другие быстро скользили. Третьи делали изо льда скамейки, садились на них и тащили в противоположные стороны, кто быстрее упадет. Существовал тогда и прообраз керлинга - метания по гладкому льду тяжелых полированных камней[50]. Кроме того, зимой существовала еще одна забава, но более кровавого толка. Борова, откормленного к забою, запускали в загон и натравливали на него собак[51]. В Ко­вентри такое развлечение существовало круглый год, когда раз в неделю перед забоем скота (по пятницам или четвергам) уст­раивалась травля быков английскими догами[52].

В развлечениях имелись различия и возрастного характера. У горожан более солидного возраста были свои способы прове­дения досуга. В первую очередь это были различные календар­ные праздники - зимние (Рождество), весенние (начало великого поста). На них устраивались различные состязания, например, бег женщин с горячими блинами на сковородках. В майские (ве­сенние) праздники горожане приносили Майское дерево (бере­зу), наряжали его и танцевали вокруг в течение всего дня. С утра до вечера здесь были шуточные народные танцы, а вече­ром смотрели пьесу самодеятельного театра на тему легенд о Робин Гуде или жгли костры на улицах[53]. Подготавливали эти праздники городские власти вместе с ремесленными, гильдиями[54].

Кроме календарных праздников, существовали общегород­ские шествия, связанные с различными событиями городской жизни (выборы мэра и т.п.). Все городские гильдии располага­лись на этих шествиях в строго определенном порядке, который отражал их имущественное и социальное положение. Первые места в Лондоне занимали ведущие гильдии, относящиеся к 12 большим ливрейным компаниям[55]. На эти празднества горо­жане должны были одевать определенного типа одежду (лив­рею), которая была у каждой гильдии своя[56].

Наряду с гражданскими шествиями существовали многочис­ленные религиозные праздники, которые также имели строгий порядок и регламентацию. В Ковентри, например, все гильдии города ежегодно отмечали праздник Тела Господня. В нем уча­ствовали все мастера и подмастерья[57]. Порядок марша на этом празднике основывался не на системе превосходства в эконо­мическом отношении, как в Лондоне, а на принципе вклада каж­дой гильдии в городские дела. Открывали шествие младшие цехи, среди которых были и торговцы продовольствием, не­смотря на их богатство, а в конце шли текстильщики и сукноде­лы, от которых зависело процветание города[58]. Такие ритуаль­ные праздники делили год в Ковентри на две части, подобно сезонным колебаниям (осенне-зимний и весенне-летний циклы). В одном случае городской год в Ковентри начинался 2 февраля со вступления мэра в должность и в нем выделялся зимний период с 1 ноября по 2 Февраля[59]. Другое ритуальное деление года было на две равных половины: с 24-25 декабря (Рож­дества) до 24 июня (Иванова дня), что совпадало с христианской и древней языческой практикой[60]. На первую половину года па­дало большинство религиозных праздников, а вторая половина была временем насыщенной трудовой жизни. Такое разделение было связано с сезонностью аграрных работ, т.е. даже такие города типа Ковентри еще зависели от сельскохозяйственных ритмов. Церемониальная активность в ритуальной половине года достигала пика с 21 мая до 24 июня, т.е. с праздника Тела Господня до Иванова дня и дня св. Петра[61].

Церемонии в Ковентри различались по месту проведения своих шествий. Первый ритуальный центр находился в огром­ных дворах двух приходских церквей, кафедральном соборе и ратуше, где отмечали Пасху и инаугурацию мэра[62]. Второй центр по проведению ритуалов находился в часовнях, которые принадлежали религиозным и ремесленным гильдиям Ковентри. Во время проведения этих церемоний шествия двигались из центра города к окраинам.

Наше внимание к этим ритуалам вполне оправданно, т.к. они были включены в повседневную жизнь горожан. Тем более, что в этих церемониях принимали участие, как отмечалось ранее, все члены ремесленных гильдий, от мастеров до учеников, т.е. большинство взрослого мужского населения. Однако исследо­ватели отмечают, что 20-25% домовладельцев Ковентри не бы­ли включены в состав гильдий и поэтому не могли участвовать в церемониях[63].

Вместе с тем следует отметить, что после Реформации ос­новные церковные праздники исчезают или трансформируются, т.к. прекращают существование религиозные гильдии Ковентри Тела Господня и Святой Троицы64.[64] В результате этого сдвига ритуальная половина года стала мало отличаться от второго полугодия и перестала быть отдельной частью для церкви и общества. Сохранились лишь праздники на открытом воздухе, связанные с ежегодной инаугурацией мэра и Ярмарочной пят­ницей. Таким образом, религиозные церемонии и народные об­ряды пали жертвой нового секуляризированного порядка.


[1] Булгакова Е. Из жизни средневекового ремесленника. М., 1902; Вейс Г. Внешний Внешний быт народов с древнейшего времени и до наших вре­мен. Т.1-3. М., 1877; Готтерот Ф. История внешней культуры. Одежда, домашняя утварь, полевые и военные орудия древних и новых времен. Т.1-2. СПб., 1911. Иванов К.А. Средневековый город и его обители. СПб., 1895; Он же. Средневековый монастырь и его обитатели. СПб.,1902; Он же. Средневековый замок и его обитатели. СПб., 1907.

[2] Биск И.Я. История повседневной жизни в Веймарской республике. Иваново, 1990;; Гуревич А.Я. Категории средне­вековой культуры. М.,1972; Он же. Проблемы средневековой народной культуры. М.,1981; Он же. Культура и общество средневековой Европы глазами современников. М., 1989; Даркевич В.П. Народная культура средневековья. М.,1988; Поляковская М.А., Чекалова А.А. Византия: быт и нравы. Свердловск, 1989; Ястребицкая А.Л. Западная Европа XI-XIII вв.: эпоха, быт, костюм. М., 1978.

[3] Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв. Т.1. М., 1986; Тревельян Дж. Социальная история Англии. М., 1959; Штокмар В.В. Очерки истории Англии XVI в. Л., 1957; Moss Р.Т. Town life through the ages. M., 1987.

[4] The Coventry Leet Book or Mayor's Register Containing of the City Leet or View of Frankledge A.D. 1420-1555 with Divers other Matters. L, 1907-1913. (LB.) P. 43, 777.

[5] Ibid. P.21,673.

[6] Ibid. P.335, 388.

[7] Ibid. P. 338.

[8] Ibid. P. 253, 254.

[9] Ibid. P. 807.

[10] Ibid. P. 574, 673.

[11] Ibid. P. 623.

[12] Ibid. P. 669.

[13] Ibid. P. 656.

[14] Ibid. P. 662.

[15] Statutes of the Realm of England. L., 1810-1828. Vols. 1-11. 10 HVII. Cap.22.

[16] LB. P.673,693.

[17] Ibid. P. 574.

[18]Ibid. P. 623.

[19]Ibid. P. 338

[20]Ibid. P. 208,254,256.

[21] Ibid. P. 234,777.

[22] Ibid. P. 632.

[23]Ibid. P. 223,717,780.

[24] Ibid. P. 26,71,571,585,599.

[25]Ibid. P. 29,624,665.

[26]Ibid. P. 29,646,662.

[27] Ibid. P. 223,717,799.

[28] Ibid. P. 28,739.

[29]Ibid. P. 100,114.

[30]Ibid. P. 624.

[31] Ibid. P. 58.

[32]Ibid. P. 694,715.

[33] Ibid. P.665,666.

[34]Ibid. P. 666.

[35] Ibid. P. 555, 651, 680

[36]Phyhian-Adams Ch. Desolation of a city. Coventry and the urban crisis
of the Late Middle Ages. L. N-Y. 1979. P.78.

[37] L.B. P. 640.

[38]Phyhian-Adams Ch. Desolation of a city. P.78

[39] L.B. P. 662, 623.

[40] Ibid. P. 23, 30, 587.

[41] Ibid. P. 640.

[42] Ibid. P. 662.

[43] Ibid. P. 547.

[44] Ibid. P. 185, 226.

[45] Ibid. P. 508.

[46] Stow J. Survey of London. L, 1956. P. 73-82, 84-91. Ibid. P. 84. L.B. P. 508.

[47] Ibid. P. 84.

[48] L.B. P. 508.

[49] Stow J. Op. cit. p.85; Даркевич В.П. Народная культура средневе­ковья. М., 1988. С.137.

[50] Stow J. Op. cit. P. 86.

[51] Ibid. P. 85

[52] L.B. P. 58.

[53] Даркевич В.П. Указ. соч. С. 123.

[54] Stow J. Op. cit. P. 91

[55] Более подробно о них см.: Штокмар В.В. Указ. соч. С.52-59.

[56] Stow J. Op. cit. P. 479-480.

[57]L.B. P. 224, 417, 556, 558, 560, 650.

[58] Ibid. P. 220, 553.

[59]Ibid. P. 43, 777.

[60]Phythian-Adams Ch. Ceremony and the citizens. The communal year
at Coventry 1450-1550.//Crisis and order in English towns 1500-1700.
Toronto, 1972. P. 70-71.

[61] L.B. P. 299, 300, 588, 589.

[62] Ibid. P. 264, 299, 460, 461, 588.

[63]Phyhian-Adams Ch. Desolation of a city. P. 131.

[64] L.B. P. 722, 723,791.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас 4 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте