© Автор: Евсеев В.А.; Соколова Т.В.


При изучении проблемы становления и развития социальной инфраструктуры английских городов раннего Нового времени необходимо рассмотреть и вопросы, касающиеся благотворительной деятельности. Для английской столицы этот аспект имел очень важное значение. Пожертвования в фонды различных учреждений социальной сферы Лондона в значительной степени помогали ее функционированию. Преимущественно эти средства шли на помощь беднейшим слоям населения. Такая благотворительность имела два основных аспекта. Во-первых, в соответствии с христианскими догмами каждый истинно верующий должен был проявлять чувство сострадания к обездоленным и оказывать им посильную помощь, ибо так можно было искупить собственные грехи и заслужить место в раю. Во-вторых, существовал и вполне рациональный аспект: помощь в обеспечении правопорядка и контроля со стороны различного рода учреждений и властей за социально нестабильными слоями населения[3, с. 286].

В Англии XVII в. серьезно обострилась проблема бедности значительной массы населения страны. Наиболее тяжелой ситуация была в Лондоне, где численность жителей неуклонно рослаза счет постоянно притока мигрантов. Именно пауперы составляли основную часть миграционного потока в столицу, который в конце XVII в. достигал 8-10 тыс. чел. в год, т.е. каждый десятый житель страны имел опыт жизни в Лондоне[1, с. 289].

До начала Реформации в Англии, главным институтом, осуществлявшим, помощь бедным и неимущим, была Церковь. На территории многих монастырей располагались приюты для бездомных, госпитали для больных и школы для детей бедняков и сирот. Однако в связи с Реформацией и ликвидацией монастырейданные заботы перешли в ведение муниципальных властей, которые без помощи государства не могли с ней справиться. Елизавета I издала первые законы, заложившие основы формирования системы вспомоществования бедным на уровне приходов[2, с. 139]. Это было началом, так называемого Законодательства о бедных (PoorLaw). На протяжении XVII в. оно продолжало расширяться за счет новых указов и постановлений. Основные заботы о поддержании системы вспомоществования бедным взяли на себя муниципальные и приходские власти, а основные средства поступали от сбора специального налога для бедных с обычных прихожан. Именно здесь значительную помощь оказывала благотворительная деятельность отдельных горожан.

Наиболее распространенным способом оказания благотворительности на протяжении многих веков было передача той или иной материальной помощи по завещанию. Анализируя завещания, можно определить на какие нужды горожане Лондона предпочитали отдавать свои средства, что именно они отдавали в качестве благотворительности и каков был их вклад в общее дело развития социальной инфраструктуры и помощи бедным.

В качестве основного источника мы использовали «Календарь завещаний, заверенных и зарегистрированных в городском суде Лондона (Гастингс), 1268-1688 гг.»[4]Информация по каждому завещанию включает: имя завещателя, его социальное положение, дату регистрации завещания и дату вступления его в силу, имена доверенных лиц или название учреждения, наделенного такими полномочиями, краткое содержание самого завещания (что, кому, в каком количестве и на каких условиях было завещано).

При анализе источника мы обратились к периодуXVIIв. (1603 – 1688 гг.), к которому относятся 97 завещаний. Хронологически они распределяются следующим образом:

- период правления короля Якова I(1603-1625 гг.) –43 завещания;

- период правления короля Карла I (1625-1649 гг.) – 31 завещание;

- период Гражданской войны (1649-1660 гг.) – 10 завещаний;

- период правления короля Карла II (1660-1685 гг.) –11 завещаний;

- период правления короля Якова II (1685-1688 гг.) – 2 завещания.

Как видим, количество зарегистрированных завещаний, указанных в «Календаре», резко снизилось в эпоху поздних Стюартов.  К первой половине XVII в. относится ¾ всех завещаний.  Такая ситуация возникла, вероятно, потому, что сам городской суд со временем утратил свою значимость в качестве регистратора завещаний иэту роль взяли на себя другие учреждения. Конечно, это создает определенные сложности при вынесении выводов. Поэтому мы ограничим хронологические рамки нашего исследования эпохой до начала Реставрации, т.е. 1603-1660 гг. К этому периоду относится 84 завещания. Однако общая картина распределения средств жителей Лондона вполне четко прорисовывается.

Анализируя социально-профессиональный состав завещателей, мы выяснили, что:

-  к купцам и мелким торговцам относились 26 человек;

- к ремесленникам – 27 человек;

- к представителям других профессий (чиновники, юристы, доктора и аптекари) – 13 человек;

- к завещателям с неопределенным социальным положением – 8 человек;

- женщин среди завещателей было 10 человек.

    Таким образом, большинство завещателей (почти 2/3) относилось к торгово-ремесленным слоям населения столицы. Представители других профессий давали всего лишь 15% от всех завещателей.

   Следует заметить, что завещания, оставленные женщинами, а на их долю приходилось 12%, зачастую были написаны в соответствии с последней волей их мужей.

   Если рассматривать завещания с точки зрения распределения имущества, то можно выделить два главных направления:

  1. Передача денежных средств, движимого и недвижимого имущества в руки частных лиц. Практически во всех 84 завещания упоминаются имена наследников. В первую очередь, здесь имеются в виду близкие и дальние родственники: жена, дети, братья или сестры, реже - родственники супруга, тети, дяди, племянники или племянницы и др. Кроме того, среди наследников часто упоминались и близкие друзья завещателя и даже верная прислуга.
  2. Передача средств на благотворительные цели. Из 84 завещаний в 47 упоминаются различные пожертвования, т.е. 55,9%.

Здесь в свою очередь можно выделить шесть основных направлений:

- помощь приходам (главным образом, поддержка системы вспомоществования беднякам);

- помощь беднякам, заключенных в тюрьмы за неуплату долгов;

- пожертвования на церковные нужды;

- пожертвования в фонды учебных заведений;

- пожертвования в фонды госпиталей;

-пожертвования в фонды различных корпораций торговцев и ремесленников.

Именно эти направления благотворительности лондонцев мы и будем подробно рассматривать.   Для начала на примере таблицы рассмотрим, какие направления были наиболее упоминаемыми в завещаниях:

Таблица 1. Основные направления пожертвований лондонцев (1603-1660 гг.)[4, p. 730-779]

Соц. положение завещателя

Пожертвования в пользу

Итого

в %

приходов

должников

церкви

школ

госпиталей

корпораций

Купцы и мелкие торговцы

12

3

5

8

4

13

45

39,9%

Ремесленники

14

6

4

4

2

12

42

37,2%

Другие профессии

5

-

1

1

         2

1

10

8,8,%

Неизвестное соц. Положение

3

1

1

1

-

-

6

5,3%

Женщины

4

1

1

2

1

1

10

8,8%

Итого

в %

38

33,6%

11

9,7%

12

10,6%

16

14,2%

9

8%

27

23,9%

113

ТаблицаN 1 показывает, что наиболее активно благотворительностью занимались торговцы и ремесленники, которые вместе дали ¾ всех благотворительных пожертвований или 77,1%. однако вклад представителей других профессий, а также женщин был существенным. Что касается приоритетных направлений, то их можно выделить три: пожертвования в пользу приходов (33,6%), корпораций (23,9%) и школ (14,2%). В то же время доля взносов в пользу должников тюрем, госпиталей и церкви от общего числа пожертвований практически одинакова и варьировалась от 8 до 10%.

Рассмотрим каждое из направлений благотворительности по отдельности.

Итак, чаще всего завещатели, независимо от их социальной принадлежности оставляли свои средства приходам. В первую очередь для помощи беднякам. Приходы в эту эпоху продолжали оставаться первичной административной единицей и выполняли различные функции, например, полицейский контроль, сбор налогов, обеспечение благоустройства и т.д. Нас же будет интересовать деятельность приходов по обеспечению помощи бедным.

В конце царствования Елизаветы Iбыл принят закон о создании в приходах должности попечителя по призрению бедных. В результате его доработки и конкретизации в 1601 г. был издан новый закон (overseerofthepoor)[9, p. 962-965],определивший дальнейшие развитие политики государства в данной сфере. Этот закон 1601 г. предписывал приходским попечителям и церковному старосте организовать систему помощи бедным на вверенной им территории. Бóльшая часть средствпомощи нуждающимся в приходскиефонды поступала за счет налогов в пользу бедных, который собирался с прихожан. Однако они не могли покрыть все расходы приходов на бедняков. Например, в Лондоне в концеXVII в. даже состоятельный приход Святого Дионисия тратил 54-64 % своего ежегодного дохода на 3 % своего населения. Для бедного прихода Св. Екатерины, ежегодные расходы на бедняков варьировались от 60 до 80 % от общей суммы расходов.Средства шли, преимущественно, на поддержку детей, стариков и вдов, а также на периодические пособия бедным семьям [8, p. 254-255]. На деньги из фонда помощи нуждающимся покупали им пропитание, уголь, материалы для пошива одежды и др., а также выплачивали арендную плату за жилье. В такой сложной ситуации приходы остро нуждались в дополнительной помощи, которая поступала к ним в виде благотворительных пожертвований.

Как показывает таблица 1, передача средств в поддержку приходов, а точнее, их бедняков была наиболее распространенным видом благотворительности среди лондонцев. Чаще всего завещатели «спонсировали» свои родные приходы, а также родные приходы своих супругов. География приходов, упоминаемых в доступных нам завещаниях, довольно велика и отнюдь не ограничивается одной лишь столицей. Например, в качестве наследников различных сумм денег в завещаниях упоминаются приходы графств: Эссекс, Суррей, Ланкастер, Саффолк, Стаффордшир, Йорк, Хампшир, Беркшир, а также городов Глостер и Колчестер. Однако в завещаниях лондонцев столичные приходы, конечно,преобладали. Из 38 случая пожертвований в пользу приходов 22 раза упоминаются приходы Лондона или 57,9%, находившиеся преимущественно в Сити и Саутуорке. Среди них: приход Всех Святых, приход церкви Гроба Господня, приход Св. Варфоломея (малый), приход Крайстчерч и др.

К сожалению, действительные размеры помощи в конкретных цифрах невозможно представить, по причине того, что в «Календаре» иногда не указывалась та сумма денег, которую завещатель предполагал оставить приходу. Скорее всего, его составители не считали нужным указывать незначительные взносы, или в самих завещаниях данная информация отсутствовала. Из 38 завещаний лишь в 13упоминаются определенные суммы или 1/3. Их величина варьируется от 20 шиллингов до 50 фунтов. Лишь некоторые завещатели предпочитали прописывать, сколько и на какие именно нужды они направляли свои средства в приход. Так, скорняк Джон Мередит завещал: «выплачивать 4 фунта 10 шиллингов ежегодно беднякам прихода церкви Горба Господня на покупку угля…»[4,p. 756]. Однако в большинстве случаев указывали лишь «пожертвование беднякам прихода…». Следует отметить, что во всех проанализированных завещаниях в качестве благотворительного взноса упоминаются исключительно денежные суммы, ибо их было легче использовать для нужд бедняков.Примеров передачи в собственность приходов участков земли или любого движимого и недвижимого имущества нет.

Таким образом, можно заключить, что приходы получали существенную денежную помощь от благотворительности, которая шла преимущественно в фонд помощи беднякам. 

Вторым основным направлением благотворительности, судя по завещаниям лондонцев, были пожертвования в помощь торгово-ремесленным компаниям. Среди них лондонскиегильдии: торговцев тканями, скорняков, портных, плотников, торговцев шелком и бархатом,золотых дел мастеров, бакалейщиков, торговцев рыбой, мясников и т.д.

Гильдиям завещатели наряду с различными суммами денег оставляли в наследство недвижимое имущество (жилые постройки, магазины, склады, сараи, подвалы и т.п.) и участки земли. Судя по таблице N 2, денежные средства и недвижимость завещалась почти в равном количестве случаев.

Таблица 2.Формы благотворительности лондонцев в пользу гильдий (1603-1660 гг.)[4]

 

Виды пожертвований

Социальное положение завещателя

Денежные средства

Недвижимое имущество

Участки земли

Купцы и мелкие торговцы

8

7

3

Ремесленники

6

7

-

Другие профессии

1

-

-

Женщины

1

-

-

Итого

16

14

3

При этом, передавая в собственность компаний здания или землю, чаще всего завещатели оговаривали конкретные условия, которые данная организация должна была выполнить, чтобы стать их полноправным владельцем. В одних случаях, завещатель указывал, что-то или иное его имущество перейдет компании лишь после смерти других прямых наследников (жены, детей, братьев или сестер), упомянутых в документе, или, если она будет выплачивать определенные денежные суммы родственникам. Мясник Роберт Клемент в 1632 г. завещал: «Управляющему, старостам и членам Гильдии мясников Сити Лондона и их правопреемникам передать два жилых дома в приходе Св. Леонарда на Фишстрит-Хилл после его смерти и смерти его жены Присциллы…» [4, p. 754]Второй пример, в соответствии с завещанием торговца скобяными изделиями Р. Хандсонаего гильдия получала в наследство принадлежавшие ему здания и сады в приходе Св. Олава при условии, что она будет делать ежегодные выплаты в пользу трех дочерей Николаса Лита, также торговца скобяными изделиями [4, p. 768.]. В других случаях –завещатель предполагал, что компания должна будет делать единовременные или ежегодные пожертвования в пользу конкретных приходов, школ, госпиталей или тюрем. Так, последняя воля торговца рыбой Уильяма Годдарда заключалась в следующем: «Старостам и членам Гильдии торговцев рыбой лондонского Сити и их правопреемникам передать здания на улице Блэк-Рейвен в приходе Св. Мартина в вечное владение при условии, что они будут выплачивать сумму в 40 шиллингов… в помощь беднякам, заключенным в тюрьме ПоултриКаунтер…» [4, p. 733.]В одном из завещаний условием для передачи в фонд гильдии 800 фунтов стали оплата еженедельной проповеди в городке Бертон, графство Стаффордшир, и выплата ежегодного жалованья читающему ее священнику в размере 31 фунта 4 шиллинга [4, p. 766.].Таким образом, управляющие торгово-ремесленных компаний выступали в роли доверенных лиц завещателей.

Относительно отчисляемых в пользу непосредственно самих гильдий денежных пожертвований, также следует отметить один интересный момент. Практически во всех 16 случаях завещатели указывали, на что именно должны быть потрачены их деньги:

  1. пожертвования беднякам-членам гильдии, а также вдовам и молодым девицам (указаны в 8 завещаниях, т.е. в половине всех случаев), величина которых варьировалась от 12 пенсов (выплачиваемых еженедельно) до 3 фунтов (единовременная выплата);
  2. пожертвования средств на выплаты жалований различной величины (от 3-6 шиллингов до 40 шиллингов в год) служащему персоналу компаний (чиновникам, сторожам) (указаны в 5 завещаниях, т.е. почти 1/3);
  3. пожертвования на приготовление обедов для членов компаний в память о завещателе (указаны в 5 завещаниях, т.е. почти 1/3);
  4. пожертвование в размере 100 фунтов в помощь «двум молодым членам гильдии портных, работающих с льняными и шерстяными тканями, по 50 фунтов каждому безвозмездно в течение пяти лет…»[4, p. 766-767] (указано в 1 завещании).

Столь активная помощь гильдиям и назначение их представителей доверенными лицами завещателей объясняется ещё значительной ролью, которую эти организации играли в жизни лондонских купцов и ремесленников XVII в.

Чуть реже в завещаниях упоминаются благотворительные взносы в пользу таких учреждений социальной сферы, как учебные заведения (школы и университеты) и госпитали.

Среди школ чаще всего в завещаниях упоминается одно из древних учреждений Лондона – Госпиталь Христа. Следует сразу уточнить, что название «госпиталь» не вполне правильно отражает те функции, которые он выполнял в реальности. Это касается не только Госпиталя Христа, но также и Брайдуэлла, речь о котором пойдет ниже. Дело в том, что изначально они были основаны именно как учреждения, где оказывали помощь больным и немощным людям. Однако с течением времени их назначение изменилось. Госпиталь Христа стал одной из главных школ Лондона, где получали образование дети-сироты или дети из бедных семей, а Брайдуэлл – работным домом.Несмотря на это, обычай называть их госпиталями сохранился [7, p. 186].

Согласно завещаниям 13 человек решили пожертвовать свои средства в фонд Госпиталя Христа и, в первую очередь, детям бедняков, которых здесь обучали.Мы имеем данных о конкретной сумме пожертвований лишь в двух завещаниях.СукноделТ.Бойлсон оставил Госпиталю Христа 50 фунтов [4, p. 766], а торговец скобяными изделиями Р. Хандсон – 40 шиллингов [4, p. 768]. Хотя у нас нет других конкретных сведений о размерах благотворительной помощи лондонцев в адрес Госпиталя в остальных 11 случаях, но их количество уже говорит о том, что данная школа регулярно получала поддержку от жителей столицы.

По подсчетам британского историка У. Джордана за период 1611 – 1630 гг. в фонд Госпиталя Христа благотворители направили 12 318 фунтов 9 шиллингов. От общего числа тех, кто пожертвовал свои деньги школе, ¾ были ремесленники и лавочники.Обычно размеры их помощи варьировались от 6 пенсов до 10 фунтов. Более крупные суммы, от 100 до 2200 фунтов, отдавали, главным образом, купцы или вдовы [7, p. 192].

Интересно отметить, что в 2 случаях в качестве получателей благотворительной помощи указываются приютские школы. Например, Маргарет Хоукинс, вдова известного мореплавателя Джона Хоукинса, на покупку земли или помещения для школы в городке Кингтон графства Херефордшир завещала 800 фунтов [4, p. 745-746].По тем временам это было внушительной суммой. В двух других случаях сумма была на порядок меньше, а именно – 20 шиллингов, но они должны были выплачиваться ежегодно в пользу школ в приходецеркви Спасителя в Саутуорке и в селении Ашборн графства Дербишир [4, p. 768, 779].

Кроме школ благотворительные пожертвования получали и студенты английских университетов. В соответствии с завещанием галантерейщика Роджера Джестона «…трем бедным студентам Колледжа Св. Троицы, изучающих богословие – 6 фунтов 13 шиллингов 4 пенса, членам компании [галантерейщиков] или жителям Стаффордшира отдавать предпочтение…»[4, p. 747-748]

Еще одно завещание сообщает о благотворительной помощи четырем студентам (scholars), не уточняя, однако названия учебного учреждения. Возможно, это связано с тем, что завещатель Джозеф Джексон, сукнодел, являлся одновременно доверенным лицом сэра Джеймса Ланкастера (умер в 1618 г.), известного английского мореплавателя. Поэтому он предполагал, что исполнители его последней воли (управляющие компании скорняков) были ознакомлены с содержанием завещания Дж. Ланкастера. Согласно нему, благотворительная помощь в размере 45 фунтов (по 15 фунтов каждому) предназначалась для трех бедных студентов Оксфорда и Кембриджа, предпочтительно изучающих богословие [5, p. 429.]. В свою очередь, Джозеф Джексон добавил к указанной сумме еще 15 фунтов для увеличения количества «спонсируемых» студентов до четырех [4, p. 751].

Что касается госпиталей, то объектами благотворительной помощи в большинстве случаев становились крупнейшие и древнейшие учреждения Лондона – Госпитали Св. Фомы и Св. Варфоломея, а также Брайдуэлл. Они упоминаются в 10 завещаниях, и пожертвования распределились следующим образом:

- Госпиталь Св. Фомы - 4 взноса в его фонд;

- Госпиталь Св. Варфоломея – 4 взноса;

- Брайдуэлл – 3 взноса.

О величине взносов мы также имеем мало сведений. В одном из завещаний уже знакомый нам торговец скобяными изделиями Р. Хандсонжертвовал по 40 шиллингов каждому из трех госпиталей (напомним, что такую же сумму он оставил и Госпиталю Христа) [4, p. 778].

Остается не совсем ясным, почему ни в одном из завещаний не был упомянут Вифлеемский госпиталь (Бедлам), который также являлся одним из главных медицинских учреждений Лондона и где лечили психически больных людей. Известно, чтожителями столицы делали благотворительные взносыв пользу данного учреждения, хотя и в меньших размерах.

Таким образом, мы видим, что учреждения социальной сферы упоминаются в завещаниях реже, чем приходы или гильдии.Однако оказываемая им финансовая помощьиграла существенную роль в увеличении их бюджета. В частности, согласно данным У. Джордана, во второй половины XVII в. в фонд 5 главных госпиталей столицы (Госпитали Св. Фомы и Св. Варфоломея, Госпиталь Христа, Брайдуэлл и Вифлеемский Госпиталь) было перечислено 141 131 фунтов [7, Р. 195]. По своим масштабам такая благотворительная помощь госпиталям была огромной для своего времени.

Следующее направление благотворительности лондонцев – помощь заключенным лондонских тюрем. В завещаниях называются 11 подобных учреждений. Среди них (с указанием сколько раз они упоминаются в документах):

- ПоултриКомптер (PoultryCompter) – 5;

- Вуд-стрит Комптер (WoodStreetCompter) – 5;

- ТюрьмавСаутуорке (Compter in Southwark) – 2;

- ТюрьмаКлинк (Clinck) – 1;

- Гейтхаус (Gatehouse) – 1;

- Тюрьма «Белый лев» (WhiteLyon) – 2;

- Тюрьма при Суде королевской скамьи (King’sBench) – 2;

- Маршалси (Marshalsea)- 2;

- Ладгейт (Ludgate) – 3;

- Ньюгейт (Newgate) – 2;

- Тюрьма Флит (Fleet) – 1.

Во всех этих тюрьмах содержались заключенные, осужденные за совершение преступлений различной степени тяжести. Кто-то был арестован за долги или мелкие правонарушения, кто-то – за свои религиозные или политические убеждения, а кто-то отбывал наказание за более серьезные проступки. Однако нас будут интересовать исключительно те арестанты, которые попали в тюрьмы из-за больших долгов или банкротства, так как именно им, в первую очередь, и шла благотворительная помощь лондонцев. Конкретной информации о пожертвованных суммах денег, мало.  Например, согласно последней воле скорняка Уильяма Паркера его доверенные лица должны были выплачивать «ежегодно по 8 шиллинговна покупку угля для бедняков, заключенных в нескольких тюрьмах Лондона…»(имеются в виду ПоултриКомптер, Вуд-стрит Комптер, Ладгейт, Ньюгейт) [4, p. 756]. В другом завещании, принадлежавшем торговцу рыбой Уильяму Годдарду, в помощь заключенным тюрьмы ПоултриКомптер выделялась сумма в 40 шиллингов, которая выплачивалась ежегодно [4, p.733].

Внимание лондонцев к заключенным столичных тюрем было обусловлено ужасными условиями, в которых они содержались. При этом, многие из них, речь идет, прежде всего, о должниках и банкротах, не имели возможности покинуть жуткие тюремные камеры, так как не могли выплатить свои долги. В такой безвыходной ситуации на помощь им и приходили сострадательные горожане, направлявшие часть своих средств на погашение долгов бедняков и освобождение их из-под стражи.

Последнее направление благотворительной деятельности лондонцев, рассматриваемое нами в данной статье - помощь церкви. Конечно, имеются в виду преимущественно приходские церкви.Однако мы не стали включать финансовую поддержку, которую им оказывали лондонцы, в общее число пожертвований в пользу приходов. Объяснение заключается в том, что в первом случае акцент был сделан именно на благотворительной поддержке системы вспомоществования бедным, имевшую социальную значимость. Здесь же на первый план выходил личностный аспект, прежде всего, желание людей посредством благотворительности в пользу церкви искупить грехи.

По видам благотворительности в пользу церкви все пожертвования можно разделить на две группы:

  1. Финансовая помощь при строительстве или ремонте церквей. 4 человека в своих завещаниях изъявили желание, чтобы часть оставляемого ими наследства была потрачена на ремонт и строительство зданий приходских церквей.В частности,4 фунта на ремонт церкви Всех Святых (малой) на Темзе-стрит [4, p. 739.].
  2. Пожертвования в фонды церквей на различные нужды (чтение проповедей, совершение обрядов, в том числе погребальных, выплаты священникам). Они упоминаются в 8 завещаниях. Чаще всего, люди оставляли средства на совершение заупокойнойслужбы. Кроме того, нами уже упоминалось крупное пожертвование в размере 800 фунтов, сделанное сукноделом Томасом Бойлсоном, в оплату еженедельной проповеди в городке Бертон, графство Стаффордшири жалованья священнику [4, p. 766]. Скорняк Джон Мередит велел выплачивать двум священникам, не имеющим прихода, ежегодно сумму по 5 фунтов каждому [4, p. 756]. Интересно отметить и завещание, согласно которому его автор – торговец солью Томас Хейс – оставил 5 фунтов на совершения в двух церквях обряда Евхаристии [4, p. 764].

Итак, мы рассмотрели шесть основных направлений благотворительности в социальную сферу, которые были наиболее предпочитаемы жителями Лондона XVII в. Как мы видим, существенную долю благотворительных взносов делали представители торгово-ремесленного сословия, по количеству пожертвований они преобладали по всем направлениям. Это вполне закономерно, ибо эти слои составляли значительную долю столичного населения и некоторые из них были достаточно богаты. Например, 5 % фрименов Лондона во времена Реставрации имели состояние более 5 тыс фунтов [6]. В то же время, наибольшую помощь от них получили именно приходы и торгово-ремесленные компании, ибо большая часть жизни и купцов, и ремесленником была связана именно с этими организациями. Необходимо отметить, что в роли благотворителей часто выступали и женщины. В большинстве случаев после смерти мужей они получали в наследство значительную часть их имущества, которое впоследствии и становилось основой для пожертвований. Кроме того, благотворительная помощь со стороны женщин иногда являлась исполнением последней воли их мужей.

По нашим подсчетам на долю торгово-ремесленного сословия приходится сумма денежных пожертвований в размере 1582 фунтов 11 шиллингов 8 пенсов; на долю женщин – 806 фунтов 13 шиллингов 4 пенса (из них 800 фунтов – это пожертвование Маргарет Хоукинс); на долю представителей других профессий – 109 фунтов [4, p. 730-779]. Конечно, приведенные количественные данные имеют серьезную погрешность по двум причинам.Во-первых, около половины завещаний не имеют указаний на точную сумму благотворительной помощи, во-вторых, часто упомянутые небольшие суммы по воле завещателей выплачивались ежегодно, а информация о том в течение какого периода происходила эта выплата и сколько составила ее общая сумма, практически во всех случаях недоступна. Однако эти цифры показывают соотношение разных социально-профессиональных групп лондонцев по их роли в благотворительной деятельности в XVII в.

Основная часть благотворительных пожертвований, конечно, направлялась для поддержания бедняков и их детей, сирот, больных и инвалидов, а также бедняков, заключенных долговых тюрем. Проблема бедности продолжала оставаться актуальной на протяжении всего XVII века. Приходы, несмотря на постоянное повышение налога в пользу бедных, не могли исключительно своими силами справиться с все возраставшим количеством нуждающегося населения. Поэтому благотворительность со стороны зажиточных горожан являлась важнейшей составной частью решения сложных проблем в социальной сфере столицы.


Библиографический список:

  1. Евсеев В.А.Английский город в раннее Новое время: специфика регионального развития (социально-экономический аспект). LAP LAMBERT AcademicPublishing. Saarbrucken, Germany, 2011. 356 с.
  2. Штокмар В.В. История Англии в средние века. СПб. :Алетейя, 2000.188 с.
  3. Ястребицкая А.Л. «Низшие социальные слои». Бедность и бедняки//Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т. 2. Жизнь города и деятельность горожан. М. : Наука, 1999. 345 с.
  4. Calendar of wills proved and enrolled in the Court of Hustings, London, A.D. 1268—A.D. 1688. 2 Vol. L. :John C. Francis, Took’s Court, E.C., 1889-1890, Vol. 2. 924 p.
  5. The endowed charities city of London. , 1829.  688 p.
  6. Grassby R.The personal wealth of the business community in the 17-th century England // EcHR. 1970. Vol. 22. N
  7. Jordan W. K. J. The charities of London 1480-1660: the aspirations and the achievements of the urban society. Hamden (Conn.): Archon books, 1974. 463
  8. Macfarlane S. Social policy and the poor in the later seventeenth century/ London 1500-1700. The making of the metropolis. L.; N.Y., 1986. 252-77.
  9. Statutes of the Realm of England / Ed. By A. Luders and T. Tomlins. L., 1810-1828. Vol. 1-11. Vol. 4. Pt. 2. 1819. 432 p.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас 19 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте