В настоящей работе использовались опубликованные Суртовским обществом завещания различных категорий населения небольшого йоркширского тауна Нэресборо. В основном они относятся к церковным приходам именно этого тауна, но несколько завещаний относятся к другим приходам Йоркшира. Они содержат завещания таких традиционных категорий сельского населения как йомены, крестьяне (husbandmen), рабочие (laborers). Кроме того, здесь же имеются и завещания различных ремесленников, торговцев, джентльменов.

Нэресборо – небольшой таун, в котором многие жители в изучаемый период еще явно не утратили связи с сельским хозяйством. Когда-то это был манор со всеми его атрибутами, принадлежащий ланкастерскому дому. После войн роз этот манор перешел короне, а затем уже в начале своего правления Яков I Стюарт даровал его своему сыну Карлу и его жене Генриетте Марии. Последняя и владела им в качестве своей вдовьей части. В пределах Нересборо как манора выделялся собственно замок с прилегающими домами жителей, свободная земля (Liberty), земля на статусе сокажа и лес. Яков I Стюарт пытался увеличить доходность этого манора и с этой целью в 1608 г. составил подробную опись земель манора и его населения. В этой описи земли в основном указывались как копигольд, ренты с которых составляли в совокупности около 200 ф.ст. В описи отмечено, что земли в основном хорошие, а держатели достаточно зажиточные. Половина указанной суммы рент была получена от лесных земель. Эти земли были обложены рентой в 6 пенсов с акра. Файны там были фиксированными, а жители содержали немало овец.

В пределах манора часть земель имели различные торговцы сукном. В судебных свитках манора зафиксировано много дел, связанных с аграрными тяжбами (разрушение изгородей, прогон скота по полям соседа и т.п.), что свидетельствует о значительной доле аграрных занятий в хозяйственной жизни Нэресборо. Известно, что на жителей этого тауна была возложена обязанность ремонта королевских дорог и освобождение их от самовольных захватов. Интересно, что часть жителей манора, упоминаемые как крестьяне еще даже платили гериот.

В нашем небольшом исследовании использовались завещания около сотни различных категорий населения, которые своим статусом или хозяйственной деятельностью связаны с аграрными занятиями. Так, за период с 1557 по 1642 гг. сохранилось 84 завещания йоменов, 9 завещаний крестьян (husbandmen), 1 завещение рабочего (laborer), немало завещаний лиц без указания социального статуса и отдельных ремесленников, имевших связь с сельским хозяйством, что выражалось в наличие у них земель и скота. Таким образом, совершенно определенно можно утверждать, что многие ремесленники в изучаемый период еще не порвали окончательно связь с сельским хозяйством. Так, например, один седельщик в своем завещании, датированном 18 ноября 1604 г. упоминает о передачи своим наследникам “всех своих земель” в держание на срок жизни. Причем, в его завещании содержится некоторая конкретизация данных о его земельных держаниях. Из него, например, видно, что этот ремесленник (Джон Ноллиз) имел, по крайней мере, три участка земли в разных полях.

В целом же с сельским хозяйством в большей мере были связаны йомены и крестьяне. Так 31 йомен из 84 имели земельные держания, а соответственно 53 не имели их. Из этих 31 йоменов на правах фригольда земли держал только один. Двое йоменов имели земли в качестве фьефа. Смешенный статус земель (фригольл и копигольд) имел один йомен. На статусе рыцарского держания фигурируют земли у трех йоменов.

Нередко статус земельных держаний в завещаниях вообще не указан. Это прослеживается, по крайней мере, в 30 случаях. Причем среди них встречаются и довольно значительные земельные держания, поскольку доход с них составлял более 100 ф.ст.. Вместе с тем, немало земельных держаний йоменов фигурируют под терминами “парцеллы”, “месуагии”, “клозы” и т.п. Иногда среди них даются более определенные сведения в акрах или рудах. Их размер варьирует в небольших пределах от 1 руды до 5,5 акров. В определенном цифровом выражении самый большой размер земельного держания йоменов составляет 23 акра, т.е. чуть более обычного среднего крестьянского надела. В то же время в завещаниях часто фигурируют выражения “определенные земли”, “земли”. В одном случае содержится вообще оригинальная формулировка” все мои земли и добро в королевстве Англии”. Однако далее завещатель не перечисляет конкретно, где и какие земли он имел, равно как и какое “добро” он завещает своим наследникам. Все это позволяет считать столь оригинальную фразу завещателя просто шуткой! Однако он был далеко не бедным, ибо в завещании фигурируют денежные суммы в общей сложности около 50 ф.ст.

По реальному или предполагаемому доходу с подобного рода “земель” можно полагать, что отдельные йомены имели более значительные по размерам держания. Так в двух случаях завещатели предполагали, что с их земель можно получать доход в 100 ф.ст., в 200 ф.ст. Упоминаются в завещаниях и земли, сданные йоменами в аренду. Почти всегда земли йоменов, упоминаемые в завещаниях, находились в разных полях небольшими полосками.

Из девяти завещаний крестьян (husbandmen) прямое упоминание о земле (3 акра) имеется лишь в одном. Причем, эти три акра располагались возле его дома, т.е. по существу перед нами типичный крестьянин - коттер. В другом завещании этой категории крестьян говорится о коттедже на общинной земле. Возможно при этом коттедже было несколько акров земли, но о них нет упоминаний, так как общинную землю нельзя было включать в текст завещания. Скот у этих девятерых крестьян упоминается в двух случаях

В сохранившимся одном завещании “рабочего” (laborer) нет упоминаний ни о земле, ни о скоте, ни о коттедже.

Нетрудно заметить, что земельные держания большинства йоменов и крестьян совсем небольшие. Лишь некоторые из них имели более-менее значительные, да и то, если они были на статусе рыцарского держания. Вместе с тем, в завещаниях часто фигурирует скот. Причем не только у йоменов, но и у других жителей Нересборо. Следовательно, еще далеко не все из них порвали связь с аграрным сектором хозяйства. Так у йоменов, не имевших земельных держаний, по несколько голов скота имели лишь трое. По одной голове скота или по несколько овец имели семеро. Вовсе не имели скота 40 йоменов.

Из числа йоменов, имевших земли, по несколько голов скота имели лишь двое. По одной голове скота было у девятерых йоменов. Причем, один из йоменов, имевших земли, в завещании упоминает совсем небольшие участки земли на праве рыцарского держания и разбросанные в разных местах. Доход с них составлял 200 ф.ст. в год.

В 21 завещании йоменов вовсе не упоминается скот.

Нетрудно подсчитать, что почти 50% всех йоменов-завещателей не имели ни земли, ни скота. Полноценные земледельческие хозяйства имели лишь 11 йоменов, что составляет лишь 1,3% от всех йоменов, оставивших завещания. Хозяйства со скотоводческим уклоном были у 16 йоменов или у 2%.

Таким образом, с аграрным сектором так или иначе были связаны примерно 3,3% от всех йоменов-завещателей, не имевших земли. Вместе с йоменами, которые имели земли, их численность составляла 58 человек или 69% от общего числа этой категории жителей Нэресборо. Следовательно, не менее 30% йоменов имели свои доходы вне аграрного сектора. Характерная для йоменов связь с землей в Нэресборо постепенно утрачивалась к середине XVII в. Любопытно, что в исследованных завещаниях йоменов не упоминаются огораживания и все спорные моменты, которые сопутствовали им.

Известно, что в изучаемый период йомены активно занимались различными ремеслами, торговлей, содержанием постоялых дворов и пивных. В завещаниях йоменов Нэресборо эти не аграрные занятия почти не упоминаются. Удалось установить лишь, что некоторые из них, очевидно, занимались пивоварением. Так в их завещаниях фигурируют немалые запасы ячменя и солода.  Однако в ряде случаев йомены были просто бедняками, так как в их завещаниях фигурируют долги и крайне небольшие денежные суммы, которые наследовались их родственниками. В целом таковых насчитывается 11 или 1,4% от общего числа завещателей-йоменов.

Численность йоменов, которых можно отнести к категории зажиточных или относительно зажиточных по завещаниям насчитывается 63 человека. Они оставляли своим наследникам от 2 до 300 ф.ст. деньгами, не считая земель, скота и различного движимого имущества.  Однако из них более 40 ф.ст. завещали только 15 йоменов, что составляет около 2% их общего числа. Таким образом, более 96% йоменов имели сбережения в деньгах от 2 до 40 ф.ст.

Если проанализировать завещания этих 15 относительно зажиточных йоменов, то можно заметить, что материальный достаток 14 из них был связан   с доходами от земли. У них имелось также немалое количество скота, рабочего инструмента, различные предметы домашнего обихода, одежды, тканей и личных вещей.

Интерес представляет и социальный аспект завещаний йоменов. Так, часть из них, как зажиточные, так и среднего достатка часть своих денежных сбережений завещали для раздачи беднякам своих церковных приходах. Так, например, 4 зажиточных йомена завещали для раздачи беднякам от 11 шиллингов до 5 ф.ст., а 12 йоменов среднего достатка завещали для тех же целей от 5 шиллингов до 20 ф.ст. Таким образом, благотворительностью на момент составления завещаний готовы были заниматься 16 йоменов или около 2% от их общего числа. Причем один из йоменов среднего достатка завещал для раздачи бедным детям по 2 пенса в течение 40 лет!

Другой социальный аспект завещаний – это выделение йоменами части денежных сумм на ремонт королевских дорог. Упоминание об этом содержится в завещаниях трех йоменов.

Материальный достаток пятерых крестьян (husbandmen) в денежном выражении примерно равный йоменам среднего достатка. Так, в их завещаниях фигурируют денежные суммы от 2 до 18 ф. ст. У одного крестьянина в завещании указано всего 6 шиллингов, а у трех вообще не упоминается денежных сумм, хотя имелся скот и некоторое движимое имущество. Из 9 крестьян благотворительностью выразил желание заняться лишь один, который завещал для раздачи беднякам 3 шиллинга 4 пенса.

В заключение можно констатировать, что во второй половине XVI – первой половине XVII вв. еще значительная часть жителей Нэресборо были связаны с сельским хозяйством. Там еще существовали сельские категории населения. Просто крестьян (husbandmen) осталось совсем немного, гораздо больше было йоменов. Если учесть, что средний годовой доход йоменов в конце XVI в. составлял 40-50 ф. ст., то можно считать, что основная масса йоменов Нэресборо были по материальному достатку ниже среднеанглийского уровня. Среди них не было крупных арендаторов или крупных собственников земель. Земли местных йоменов состояли из небольших участков, разбросанных в разных полях. Очевидно процесс собирания (концентрации) земель там не происходил, как в других графствах Англии. Сам манор Нэресборо на протяжении второй половины XVI – первой половины XVII века постепенно трансформировался в мелкий город (таун), однако к середине XVII в. этот процесс еще не был завершен.


Полный текст с научно-справочным аппаратом см.: Митрофанов В.П. Имущественное положение некоторых категорий населения малых английских городов второй половины XVI – первой половины XVII века// Политическая жизнь Западной Европы: античность, средние века, новое время. К 75-летию доктора исторических наук, профессора И. Н. Осиновского: межвуз. сб. науч. тр.: Выпуск 2. / науч. ред. Е. В. Кузнецов. – Арзамас: АГПИ, 2004. с. 129-134. Просьба ссылаться на опубликованный в сборнике текст статьи.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас 59 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте