Аграрная история Англии данного периода в целом неплохо изучена в отечественной историографии. Российские историки в своих работах в значительной мере делали акцент на изучение процесса так называемых огораживаний и некоторых других смежных вопросов: аграрное законодательство, социальная борьба крестьянства, пауперизм и т. д. В какой же мере нашел в них отражение вопрос о становлении фермерства?

Прежде всего отметим специальные работы по аграрной истории Англии интересующего нас периода. Первыми из них были крупные исследования начала XX в. А.Н.Савин, И.И. Граната. Однако вопрос о фермерстве не нашел освещения на их страницах, поскольку целями работ было исследование состояния крестьянских хозяйств и процесс огораживаний.  Так, например, в работе А.Н. Савина в большей мере рассматривались вопросы, связанные с положением английского крестьянства и разложением общины. Автор, наряду с краткой характеристикой аграрных изменений в Англии времён первых Стюартов, отметил факт немалого влияния на аграрные процессы распространения агрономической литературы, «отражавшей и создававшей настроение сельских хозяев». Он указал и на распространение огораживаний по соглашению между лордом и общиной, которые, по его мнению, были далеко не всегда связаны с обезземеливанием крестьян. Огораживания могли быть простым перераспределением земли внутри крестьянского мира, образованием средних и крупных крестьянских хозяйств на развалинах общинного порядка». Научные изыскания обоих историков во многом определили дальнейшее изучение аграрной истории Англии в советский период: огораживания и экспроприация крестьян, социальная борьба в английской деревне —  долгое время превалировали в марксистской историографии в советский период. Так в 1920-е гг. вышла статья И.Л. Попова-Ленского об огораживаниях общинных полей в первой половине XVII века. Автор довольно обстоятельно проанализировал огораживания и действие судов общего права в отношении злостных огораживателей. Однако он не затронул вопросы о фермерстве этого периода и их отношение к процессу огораживаний.

Следующее значимое исследование по аграрной истории Англии появилось лишь в 1940 г. Это была фундаментальная работа В.М. Лавровского о парламентских огораживаниях в XVIII в. Однако и в ней не рассматривался вопрос о месте и роли фермерства в данном процессе.

Дальнейшая разработка аграрной истории Англии времён позднего Средневековья и раннего Нового времени связана с послевоенным периодом советской историографии, а именно с работами В.Ф. Семенова. Так в 1949 г.  был опубликован его труд «Огораживания и крестьянские движения в Англии XVI в.», в котором автор обобщил изыскания предыдущих исследователей и сделал выводы о масштабах огораживаний в различных районах английского королевства, их региональную специфику. Также советский историк одним из первых своим исследованием способствовал разрушению стереотипа, согласно которому освобождение от крестьян земли осуществлялось исключительно под пастбища и только лендлордами. Согласно его выводам, огороженная земля широко использовалась в южных и центральных графствах для интенсивного земледелия, а в составе огораживателей он, наряду с лордами, указывает и зажиточных крестьян, которым требовалась земля для расширения хозяйства. Фактически это и были первые фермеры из верхушки крестьянства. На примере некоторых графств он показал участие отдельных фермеров в процессе огораживаний начала XVI в. Однако организацию их хозяйственной деятельности, определение в ней капиталистических и феодальных черт автор не рассматривал. В другой своей работе он исследовал процесс становления фермерства на материалах ряда маноров графа Пемброка в юго-западных графствах Англии. Им замечено, что фермеры были почти во всех исследованным им 36 манорах по описям 1566-1567 гг. Отметил он и их имущественное положение, количество скота, акров земли, размер их файнов, соотношение доли земли фермеров и общинников, исследовал степень распространения у них овцеводства и огораживаний, наёмную рабочую силу, ренты, уплачиваемые фермерами лендлордам, их аренду и арендную плату. Примерно по таким же параметрам он изучил описи 1631-1632 гг. тех же маноров (к ним добавились ещё и маноры семейства Монтгомери-В.М.). Это позволило ему выявит некоторые изменения в фермерстве. К их числу автор относит рост аренды, изменение в способах выплаты рент лендлордам, почти исчезновение такого феодального пережитка, как «помочи» (отработки-В.М.). Вместе с тем, автор отметил и сохранение некоторых феодальных пережитков: кое-где все же сохранялись помочи, продуктовая рента, файны, аренда, как и у крестьян-копигольдеров порой могла исчисляться «жизнями».  Срок аренды фермеров, по его данным, варьировал в пределах от 30 до 60 лет, но мог быть и менее 21 года. Автор обратил внимание снижение количества фермеров из числа дворянства и рост количества фермеров из числа торговцев и зажиточных копигольдеров.

В итоге он приходит к выводу о том, что в первой трети XVII в. фермерство становится распространённым явлением, что капиталистическое содержание фермерства состоит в использовании наёмной рабочей силы, связи с рынком и т. п. В тоже время ещё сохраняются феодальные «родимые пятна»: аренда фермеров зачастую похожа на копигольдерскую аренду, а арендованная ими земля в основном из домена манора, сохраняющаяся связь с общиной, значительная продуктовая рента, частичное сохранение отработок, файнов, значительный процент в числе фермеров выходцев из джентри и т.д.

Отдельные аспекты аграрной революции в более поздние периоды – XVII-XIX вв. – были рассмотрены в последующих монографиях В.М. Лавровского [7,8]. В одной из них автор исследовал крупное капиталистическое поместье XVII в. [8, 122-165]. На примере анализа отдельных маноров он заметил, что в начале XVII в. в них было ещё незначительное развитие капиталистических отношений, но во второй половине XVII-XVIII в. этот процесс усиливается. Исследование В.М. Лавровского позволяет лучше понять в каком контексте эволюции поземельных отношений в английской деревне происходил процесс генезиса фермерства.

Значительный вклад в изучение аграрной истории Англии данного периода внёс известный советский учёный С.И. Архангельский. Как и В.Ф. Семенов он привлёк материалы конкретного фермерского хозяйства, а именно   расходную книгу кентского фермера Николоса Тоука за период с 1616 по 1660-е гг., правда только в части выяснения вопроса об использовании фермером наёмного труда и размера заработной платы разных категорий наёмных рабочих.

В конце 1960-х гг. в отечественной историографии аграрной истории Англии периода XVI-XVII вв. всё больший акцент научных исследований смещается в сторону поземельных отношений и хозяйственной деятельности крестьян. Так в одной из статей В.Ф. Семенова дан частичный анализ деятельности беркширского йомена Роберта Лодера. Говоря о значении понятия «фермер» для англичан XVI-XVII вв., он отметил факт его двойственного толкования современниками: как обозначение обычных крестьян, особенно в графствах Средней Англии, так и сельское предпринимательство зажиточных крестьян и джентри. Дав краткую характеристику записям Лодера, автор проанализировал его хозяйственную деятельность за период 1610-1620 гг. и пришел к выводу о превалировании земледельческой направленности его хозяйства. Оказалось, что на 300 акрах земли, имевшихся в распоряжении Лодера и, применяя двухпольную систему землепользования, он организовал весьма эффективное фермерское полеводческое хозяйство, дававшее ему хорошую прибыль. Вместе с тем, В.Ф. Семенов отметил гораздо меньшую прибыль фермера от животноводства, хотя количество голов скота у него было немалое (до 12 коров и 400-500 овец, несколько свиней). Проанализировал он доходы и расходы фермера. Автор отметил сохранение некоторых феодальных по своей сути платежей фермера, но которые не были значительными по сравнению с его доходами. Несколько таблиц, имеющихся в работе В.Ф. Семенова хорошо иллюстрируют выводы автора о выращивании зерновых культур, доходах от полеводства, огородничества и садоводства, расходах и общих доходах фермера.

Разумеется, в небольшой статье В.Ф. Семенов не мог подробно рассмотреть все аспекты фермерского хозяйства Р. Лодера. Однако это была первая работа отечественного историка по изучению хозяйственной деятельности конкретного фермерского хозяйства именно по источнику фермерского происхождения. Это позволило ему сделать вывод о том, что хозяйство Р. Лодера, будучи типичным для данного периода, наряду с феодальными признаками имело уже и чисто капиталистические черты.

Таким образом, С.И. Архангельский и В.Ф. Семёнов стали первыми авторами в советской историографии в изучении английского фермерства XVI-XVII вв., которые положили начало изучению источников непосредственно фермерского происхождения, частично использовав расходные книги Н. Тоука и Р. Лодера.

В работах общего характера по всеобщей истории   интересующего нас периода, в которых затрагивался в той или иной мере вопрос о фермерстве, следует отметить одну из глав третьего тома «Истории крестьянства в Европе», написанную В.В. Штокмар. В ней дан краткий общий обзор крупного крестьянского хозяйства, концептуально отразив такие хозяйственные аспекты как используемый инвентарь, системы севооборота и пр. Здесь же автор в концентрированном виде изложила сложившуюся в советской историографии концепцию фермерского хозяйства Англии XVI-XVII вв., которая в своих основных чертах сводилась к следующему. Появление фермерства стало одним из последствий процесса огораживаний, начавшихся в конце XV - начале XVI в. Распространение фермерства шло параллельно процессу количественного сокращения крестьянства. В XVI-XVII вв. часто в одном лице соединялся джентльмен и фермер. Позже, когда сложился класс капиталистических фермеров, новые дворяне стали жить на ренты, получаемые от них.

В начале постсоветского периода аграрная история Англии, изучаемого нами времени, была изложена в одной из глав, написанной М.В. Винокуровой в третьем томе многотомной «Истории Европы». Можно сказать, что это была последняя обобщающая работа по аграрной истории Англии, написанная в советский период, хотя том был издан в 1993 г. Во второй главе, где рассматривается экономическое развитие Англии в XV-середине XVII в., автор показала главные аспекты  происходившего в то время аграрного переворота: изменения в рентных отношениях, начавшееся социальное расслоение английского дворянства, эволюцию копигольдерского держания и связанного с ним роста файнов, развитие капиталистической аренды, процесс огораживаний и т. д. Отмечены Винокуровой и региональные особенности этих явлений в северных и северо-западных графствах, восточной и центральной Англии, юго-западных графствах на примере владений графов Пемброков. Наряду с капиталистическими чертами историк отметила и феодальные архаизмы, такие как существование рыцарского держания и связанные с ним принцип единонаследия среди дворянства, систему королевской опеки, выплату щитовых денег и пр.  Хотя практика хозяйствования фермерства первой половины XVII в. она, по понятным причинам, специально не рассматривала, но картина трансформаций в аграрной сфере, данная в главе, показывает в какой обстановке шло становление фермерских хозяйств.

В последнем академическом издании в третьем томе «Всемирная Истории» в разделе, посвящённом истории Англии XVII в., написанном М.В. Винокуровой и О.В. Дмитриевой социально-экономические процессы в аграрной сфере первой половины XVII в. не рассматривались. Основное внимание авторы сконцентрировали на политических и религиозных процессах накануне английской буржуазной революции середины XVII в., событийной истории самой революции, Реставрации и «Славной революции» 1688 г. Однако в главе, посвященной истории Англии, Шотландии и Ирландии в XVI в. М.В. Винокурова, О.В. Дмитриева и Д.Г. Федосов отметили изменения в аграрном строе (положение копигольдеров, фригольдеров, развитие аренды, процесс огораживаний и т.д — В.М.), но  не акцентировали внимание на становлении фермерства, упомянув лишь рост предпринимательской активности в аграрной сфере среди джентри, и, отметив, что в стране к середине XVII в. существовали тысячи семей джентри, связанных с различными видами предпринимательской деятельности. В Кенте в 1640 в., по их мнению, таковых насчитывалось около двух тысяч. Авторы замечают, что именно их поместья отличались высокой рентабельностью, которая достигалась благодаря новым методам ведения хозяйства, в том числе и за счёт использования наёмной рабочей силы. В тоже время историки отметили их «постепенный переход» к новым методам хозяйствования.

В постсоветский этап отечественной историографии истории английской деревни характерно смещение от экономических аспектов к социальным отношениям и быту. Это, в частности, прослеживается в монографии М.В. Винокуровой [3]. Основной упор автор делает на анализе общинно-правовых отношений между держателями и лордами маноров Уилтшира и Ланкашира. Она впервые в отечественной историографии подошла к изучению манора как социальной общности («мир манора»), показав не только чисто держательские отношения в нём, но, например, арендные отношения, соотношение общего и обычного права, преступления и наказания, имущественные права женщин и т.д.  Вопрос о фермерстве в монографии не затрагивался. Однако огромный фактический материал по различным вопросам внутриманориальных отношений, позволяет лучше понять аграрные условия, в которых происходил процесс генезиса раннекапиталистического фермерства во второй половине XVI-первой трети XVII в.

В монографии автора настоящих строк «Крестьяне и государство в Англии второй половины XVI - первой трети XVII веков» прослеживается несколько иной подход. Он характеризуется смещением акцента исследования на   изучение взаимоотношения английских крестьян с государством, и, опровергая прежние положения о чисто эксплуататорской природе последнего, отмечается линия правительства по поддержке пахоты и крестьян в аграрной политике английской монархии Тюдоров и первых Стюартов. Хотя в монографии имеется упоминание о фермерах, но специально этот вопрос не исследуется. В расширенном переиздании данной работы вопрос о фермерстве также не ставился.

Специальное изучение нескольких фермерских хозяйств первой половины XVII в. по расходным книгам и дневникам в рамках кандидатской диссертации предпринял А.Н. Шабаев. В этом плане его диссертационное исследование можно считать продолжением, указанных выше исследований С.И. Архангельского и В.Ф. Семенова. Основные положения диссертации опубликованы в ряде научных статей. На примере фермерских хозяйств Г.Беста, Н. Тоука и Р. Лодера автор подтвердил глубину проникновения капиталистического уклада в структуру английской фермы и отметил сохранявшиеся в ней феодальные черты. В области землевладения, в частности, это находило выражение в том, что наряду с традиционными держаниями в форме фригольда или копигольда всё большее значение приобретала земля, получаемая фермерами на основании кратковременной капиталистической аренды. Он показал, что если в хозяйстве Г. Беста данный вид аренды играл второстепенную роль, то в фермерском хозяйстве Н. Тоука капиталистическая аренда играла уже решающее значение. Это означало, что используемая фермерами земля всё более приобретала черты буржуазной собственности и объекта купли-продажи. Однако автор допускает, что даже в случае, если большая часть земли держалась фермером на ленных правах, это не мешало ему вести хозяйство на капиталистической основе.

Изучив рентные отношения, А.Н. Шабаев отметил, что рентные выплаты, в совокупности с церковной десятиной и налогами в пользу бедных, не были чрезвычайно обременительными для фермеров. Если же учесть, что тогда отсутствовала система регулярного налогообложения, то общий объём фермерских выплат, по его мнению, мог носить чисто символический характер, т.е. получая высокие «буржуазные» доходы, фермеры несли незначительное финансовое бремя феодальных платежей. Однако положение стало изменяться, по мнению автора, в период безпарламентского правления Карла I Стюарта (1629-1640 гг.), когда последний начал произвольно вводить различные поборы, шедшие на пополнение казны, а с 1641 г. – и на военные нужды. Однако даже тогда, как показано в работе, уплачиваемые фермерами платежи были незначительными.

Шабаев А.Н. отметил сочетание феодальных и капиталистических черт, в поземельных отношениях, в области применения наемного труда. Рабочих, чей труд использовался в рамках фермерского хозяйства, он условно разделил на несколько категорий и показал, что статус слуг, постоянно проживавших при ферме, в какой-то степени напоминал положение средневековой дворни. Он подсчитал, что количество наёмных рабочих на ферме могло колебаться в пределах 5-10 человек, что несколько больше, чем считалось раньше, а жалованье их было крайне невелико: в изученных им фермерских хозяйствах у мужчин оно колебалось в пределах 3-4 фунтов стерлингов, а у женщин – в пределах 1,5-3 фунтов стерлингов. При этом прожиточный минимум батрака этого периода варьировал в пределах 2,5-5 фунтов стерлингов в год.

Диссертант заметил, что низкая заработная плата отчасти компенсировалась бесплатным столом и рабочей одеждой, получаемой от хозяина. Считая такой порядок пережитком феодализма, автор отметил и другой — сохранение в отношениях наёмного работника и его нанимателя определенного патернализма. Поскольку в Англии того времени уровень заработной платы наёмных рабочих устанавливался мировыми судьями графств, то фермеры, по его справедливому замечанию, были ограничены в плане материального стимулирования своих батраков в случае необходимости их использования на сверхурочных работах и т.п.

Шабаев А.Н. отметил, что помимо такой категории рабочих были и те, чьи отношения с фермером строились уже на чисто капиталистических началах. К ним он относит батраков, нанимаемые на сдельных условиях в период уборки урожая. В то же время, он замечает, что фермеры-джентри продолжали периодически использовать труд своих держателей или арендаторов, который, впрочем, также оплачивался.

Общей чертой всех исследованных в диссертации ферм автор считает сходные методы хозяйствования. В этом отношении хозяйства как джентри Тоука и Беста, так и йомена Лодера, по его мнению, были практически идентичны, и различия между ними были количественными, но не качественными. Наряду с организацией хозяйственной деятельности, все, изученные им фермерские хозяйства, имели высокую рентабельность, составлявшую 100-200%.

Автор отметил, что наиболее прибыльными видами хозяйственной деятельности были выращивание злаковых, разведение крупного рогатого скота и овец. Причём, вопреки устоявшемуся стереотипу в историографии, главные доходы от овцеводства фермеры, по его мнению, извлекали не от продажи шерсти, а от реализации самих животных. Этот факт он считает ещё одним доказательством их глубокой капиталистической трансформации в окружающей феодальной системе.

Шабаев А.Н. приходит к выводу о том, что фермеры первой половины XVII в. были, по сути, промежуточным звеном между средневековым манором и крупным капиталистическим хозяйством в английской деревне более позднего периода. Как джентри, так и йомены, используя наемный труд, извлекали из своих хозяйств прибыль в денежной форме, постепенно сливаясь в единую экономическую категорию –  фермеров-предпринимателей. Он полагает, что акт 1646 г. «Об отмене рыцарских держаний» лишь окончательно закрепил сложившееся к этому времени в английской деревне положение вещей.

В диссертации Шабаева впервые дан анализ агрономической мысли, наблюдавшейся в Англии в XVI-первой половине XVII в. Одним из показателей этого, по его мнению, был возросший интерес экономически активных слоев населения к агрономической литературе.

По его мнению, параллельно с развитием агрономической теории эволюционировала и агрономическая практика фермеров. Превращение сельского хозяйства из традиционного занятия в прибыльное дело способствовало втягиванию в хозяйственную деятельность самых различных слоёв населения. Фермерством, полноценно или эпизодически, занимались крестьяне-йомены, помещики-джентри, лендлорды, городские буржуа и даже приходские священники. На практике прогресс сельского хозяйства в изученных им фермерских хозяйствах выражался в следующих аспектах: усложнение севооборота и введение в него новых сельскохозяйственных культур; использование более совершенных орудий труда и методов хозяйствования.

Изученные А.Н. Шабаевым фермерские хозяйства носили ещё во многом рутинный характер. Так, например, повышение урожайности могло достигаться, в основном, за счёт увеличения посевных площадей или площади пастбищ, а не роста качественных показателей, т.е. интенсификации сельскохозяйственного производства. На всех фермах использовались традиционные для Англии того периода орудия труда, а коммерческое выращивание новой культуры (хмеля) зафиксировано им лишь в одном источнике – расходной книге Тоука – и относится уже ко второй половине XVII века.

Автор приходит к выводу, согласно которому уровень агрономических знаний и использование их на практике английскими фермерами первой половины XVII в., в целом, совпадали.

Таким образом в изучении аграрной истории Англии XVI-XVII вв. в отечественной историографии, проблематика фермерства была освещена, вплоть до недавнего времени, на наш взгляд, весьма неполно.  Такие вопросы как огораживания и разорение рядовых держателей в настоящее время достаточно хорошо изучены, по ним опубликован целый ряд исследований. В то же время обратная сторона аграрной революции – концентрация земли в руках джентри и йоменов, и формирование фермерского капиталистического хозяйства – затронута историками лишь отчасти и, к сегодняшнему дню, как свидетельствует последнее многотомное академическое издание «Всемирной истории» является малоисследованной. Особенно это относится к изучению практики хозяйствования фермеров XVI в. Практика хозяйствования фермеров первой половины XVII в. исследована пока лишь частично на примере отдельных хозяйств центральных, северных и южных    графств. Неизученным остаются различные вопросы становления и распространения фермерства по регионам королевства, их участие в поставках сельскохозяйственного сырья и продовольствия на национальный рынок королевства как в период Тюдоров, так и Стюартов. Введение в научный оборот новых документальных и нарративных источников позволит продолжить исследования различных аспектов истории фермерства кануна английской буржуазной революции середины XVII в.


Отечественная историография становления фермерства в Англии XVI-середины XVII в. // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. Вып.2. / Гл. ред. В.В. Кондрашин. Вып. 3. Пенза: ПГУ, 2014. c. 5-16. Просьба ссылаться на опубликованный текст статьи в сборнике.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас 112 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте