© Автор: Евсеев В.А.


Сукноделие еще во второй половине XIV в. стало быстро развиваться в английских городах, а в конце XV в. оно стало ведущей отраслью промышленности в стране и прежде всего ему Англия обязана ростом своего богатства. В середине XIV в. из Англии вывозилось около 32 тыс. мешков шерсти и только 5 тыс. кусков сукна, но не прошло и ста лет, как соотношение изменилось: вывоз шерсти снизился до 9 тыс. мешков, а сукна — вырос до 55 тыс. кусков. К середине XVI в. ежегодный вывоз сукна возрос почти в 3 раза (147 тыс. кусков), тогда как вывоз шерсти ещё более сократился (5 - 6 тыс.мешков). В 60-х гг. XVI в. экспорт английского сукна в другие страны составлял более 80 % всего экспорта Англии, а в конце 90-х гг. только через лондонский порт ежегодно вывозилось более 152 тыс. кусков сукна различных сортов [4. c.219; 6.Vol. 2. p. 11 - 13].Это, конечно, отразилось и на структуре городской экономики в общенациональном масштабе. Сельское сукноделие оказалось в более выгодном положении в отношении производства сукна, т.к. оно не знало строгой цеховой регламентации, которая ограничивала производство городских ремесленников. Кроме того, процесс замыкания цехов к началу XVI в. зашёл так далеко, что большинство подмастерьев и учеников было не в состоянии получить права мастера цеха. Поэтому многие подмастерья уходили в сельские районы [2. с.117]. Сукноделие стало перемещаться из старых городских центров в сельские районы, где были более благоприятные условия для его развития (отсутствие цеховых и муниципальных ограничений, дешевизна аренды земли и рабочей силы, использование энергии рек, наличие сельских кустарных промыслов и т.д.). Именно сукноделие вывело Англию в лидеры промышленного развития в Европе к началу XVII в. Оно же стало катализатором грядущей промышленной революции в XVIII в. Этот факт, конечно, не мог быть вне сферы внимания центральной власти и, в частности, законодательной.

Важной особенностью английского абсолютизма являлось отсутствие развитой бюрократической системы. Тюдоры были вынуждены использовать парламент, проводя через него свои законы, направленные на сохранение существующего порядка. Уже в эпоху ранних Тюдоров наблюдается вмешательство правительства и парламента в экономику и социальное развитие страны [5]. Особенно этот процесс усилился во второй половине XVI в. Во время правления Марии и Елизаветы I было издано 130 статутов, а за весь XV в. – около 200, то есть налицо возросшая активность государства в регулирование экономики и социальных отношений [1.с.48-50].

Исходя из той роли, которую играло сукноделие в экономической жизни страны, можно объяснить и пристальное внимание к этой отрасли производства со стороны государства. Если в XVв. было принято 30 статутов, касающихся сукноделия, что составляло 15% от всех принятых в течение столетия [8. Vol. 2.], то только во второй половине XVI в. таких актов было зафиксировано уже 39, или 25% от общего числа статутов за этот период [8. Vol. 3-4.]. Можно констатировать, что, пик законотворческой деятельности в области сукноделия пришелся на эпоху правления поздних Тюдоров.

Государство через парламентские статуты старалось осуществлять свой контроль над сукноделием. Тюдоровское законодательство обращало внимание на поддержание высокого качества английского сукна, чтобы оно успешно продавалось в стране и особенно на континенте. С проданного сукна государство получало значительные доходы в виде налогов и пошлин.

В сукноделии был двойной контроль со стороны государства и цехов. Однако со стороны последних он становился менее эффективным в эпоху Тюдоров, ибо сукноделие перемещается в сельскую местность и уходит из-под контроля цехов и муниципальных властей. В результате возрастает роль государственного регулирования. Усиление регулирования производства и продажи сукна шло как со стороны цеха, так и со стороны государства, особенно в XVI - XVII вв., хотя в начале XVI в. было меньше попыток регулировать производство сукна в северных графствах. Лишь один статут 1515 г. для Ланкашира и Чешира запрещал расхищение шерсти или пряжи ткачами и прядильщиками и продажу крашеной шерсти где-либо кроме рынков[8. Vol. 3.P. 130]. 

Нарушения же в XVI в. становятся более частыми, об этом свидетельствует и рост числа статутов принятых в этот период. В середине XVI в. выходит целый ряд королевских статутов, посвящённых сукноделию, в которых определяется размер, вес и цена сукна, штрафы за его нарушения. Например, были технологические нарушения – добавка других видов сырья, растягивание, утяжеление сукна и т.п. Поэтому акты предписывают назначать в корпоративных городах чиновников, которые контролировали бы производство сукна. Для северного сукна (керси) акты установили, что один кусок керси должен быть 20 ярдов длины, 7 четвертей ярда ширины и 46 фунтов веса[8. Vol. 3.p. 543-544; p.854;p. 908-909; Vol. 4. p. 136-141].Например, статут 1552 г. [8. Vol. 4. p. 136-141]делал попытку подвести под регулирование  22 типа сукон, производимых в Англии в это время. Затем этот акт был повторен 1557 и в 1597 годах[8. Vol. 4. p.323-326. p. 920-923].

Законодатели обычно пытались обосновать принятие того или иного закона. Особенно это касалось актов в отношении экономической политики.

В частности, в преамбуле к статуту 1556 г. отмечается наличие богатых сукноделов, которые увеличивают количество станков, нанимают неквалифицированных рабочих, что ведёт к обнищанию простых ткачей, поэтому сукноделам запрещается иметь в городе более 1 станка, а ткачам за пределами города более 2 станков. Количество учеников ограничивалось двумя. К этому акту было очень важное добавление о том, что северные графства исключаются из этого правила, и что в них любой может держать станки в своём доме[8. Vol. 4.p.286-287]. Эти ограничительные меры были приняты в первую очередь для поддержания цехового ремесла от конкуренции со стороны сельского промысла.

Следует отметить, что большинство парламентских актов имело и региональную направленность, касающуюся отдельных городов и графств. Например, в XVI в. власти Йорка стали часто жаловаться, что Галифакс нарушает его монополию по производству тканей для покрывал. В 1542 г. был издан статут, запрещающий производить покрывала где-либо кроме Йорка[8.Vol. 3.p. 908-909]. Но, получив монополию на производство дорогого сукна, Йорк проиграл в производстве сукна дешёвого, грубого, и в нём прекратился рост числа ткачей. Наиболее важным видом сукна, производимым в Йоркшире, было грубое сукно (керси), которое, согласно статуту 1552 г. [8.Vol. 3.p.136-141],имело обычно в одном куске ярд ширины, 17 - 18 ярдов длины и 20 фунтов веса.

Для сукноделов Уэст-Райдинга, расположенного на юго-западе Йоркшира, издавали специальные законы. В 1555 г. был издан акт о продаже шерсти в Галифаксе. В преамбуле к этому акту даётся картина того, в каких условиях производилось сукно в районе Галифакса. В акте говорилось, что округ Галифакс расположен на пустошах, где нет плодородной земли, которая давала бы достаточно зерна и других продуктов питания, но в то же время, в районе очень много жителей, живущих за счёт производства сукна, и многие из них не в состоянии ни держать лошадь, чтобы доставлять шерсть, ни купить у торговца сразу несколько мешков шерсти, как предписывал акт 1552 г., а за последние 40 лет количество домов в Галифаксе увеличилось до 500, и если впредь жители округа не смогут покупать шерсть в малых количествах, то им нечем будет заняться; поэтому акт разрешал жителям Галифакса продавать и покупать шерсть в любом количестве[8.Vol. 4.p. 288]. В 1562 г. этот акт был распространён и на другие северные графства.

В это время была разрешена только оптовая торговля шерстью. В 1557 г. был издан статут, который разрешал сукноделам северных графств жить и заниматься своим ремеслом там, где пожелают, т.е. разрешал заниматься сукноделием и в сельских районах, т.к. число сукноделов возросло[8.Vol. 4.p.323-326]. Сукноделы северных графств, однако, пытались обойти это государственное регулирование. Ещё в 1533 г. Генрих VIII послал специальную комиссию в центры суконного производства Уэст-Райдинга для расследования нарушений в производстве сукна, ибо местные сукноделы подмешивали в шерсть очёсы и растягивали сукно. Комиссия нашла, что 542 человека нарушали в Уэст-Райдинге государственное регулирование сукна, из них 132 были сукноделами Галифакса[7.p. 134].  При Елизавете I продолжается государственное регулирование сукноделия. Акт 1566 г. регулировал длину и ширину сукна[8.Vol. 4.p. 495].  В 1597 г. был издан статут, который запрещал обманное растягивание северного сукна[8.Vol. 4.p. 920-923]. Однако этот акт плохо выполнялся и его пришлось повторить для всей страны[8.Vol. 4.p. 975-977]. В течение XVII в. имели место лишь мелкие изменения в регулировании северного сукноделия. В 1606 г. была увеличена длина одного куска крашенного сукна, сделанного в Йоркшире, с 18 до 23 - 25 ярдов, т.к. из-за его растягивания обманывали королевскую таможню[8.Vol. 4.p.1137-1140]. Государственный контроль в сукноделии был нужен Тюдорам: во-первых, для поддержания стандарта и высокого качества английского сукна как дома, так и на континенте, во-вторых, по финансовым причинам, ибо налог с экспорта и продажи сукна заменил налог, собираемый раньше с экспорта шерсти.

Многие мелкие сукноделы не могли ездить за шерстью и покупали её у торговцев- посредников, которые приобретали шерсть у фермеров и продавали суконщикам. Однако, положение этих торговцев- посредников во второй половине XVI - первой половине XVII вв. было недостаточно устойчивым. Отношение к ним видно из акта 1552 г., где разрешалось покупать шерсть только: 1) купцам компании вкладчиков в Кале и купцам-авантюристам Ньюкасла для экспорта, 2) мануфактуристам, которые производили из шерсти сукно [8.Vol. 4. p. 141-142.].Иными словами, такой торговец- посредник стал незаконным лицом в системе производства сукна. Это был удар для мелких сукноделов региона, которые могли покупать шерсть только в небольших количествах. Против этого акта сразу же стали протестовать жители Галифакса и добились вышеупомянутого статута 1555 г. о продаже шерсти в любых количествах в районе Галифакса[8.Vol. 4. p. 288..].

Подобное законодательство было и в отношении других регионов с развитым сукноделием, в частности, для Юго-Запада Англии. Наиболее важным для местного сукноделия явился акт парламента от 1533 г.[8.Vol. 3. p. 459-460],который непосредственно касался Вустершира. Он ограничивал конкуренцию со стороны села и разрешал производство сукна только в Вустере и четырёх рыночных городках графства (Дройтвиче, Ившеме, Киддерминстере и Бромсгрове). Статут 1551 г.[8.Vol. 4. p.136-141] ограничивал стандарты местного сукна, пытаясь уравнять его с производимым в Глостершире и Уильтшире. Однако это вызвало резкие протесты со стороны сукноделов Вустера, и эти ограничения были отменены в 1557 г.[8.Vol. 4. p.323-326].Городские власти под влиянием парламентских статутов принимали свои меры, но в основном постоянный контроль над производством находился в руках местных цехов.

Анализ законодательства Тюдоров показывает, что государство стремилось с помощью этих актов помочь цехам в конкуренции с сельскими сукноделами, но эти меры давали слабый эффект. Они шли против экономического развития страны. Поэтому в конце XVI – начале XVII в. эти ограничения смягчались. Из действия этих законов были исключены основные районы сукноделия [8.Vol. 4. p.724-726].

Многие из мер правительств были приняты под напором проблем, возникших в жизни английского общества, а не в результате разработанных социально-экономических программ. Ярким примером этого служит промышленное законодательство 1550-х годов, когда случился кризис в сукноделии. В результате за 7 лет было принято 11 статутов, а за последующие 43 года только 20[8.Vol. 4.].

Всей системе экономической политики Тюдоров присуще стремление сохранить и продлить старые феодальные отношения. Это вело к все большему вмешательству государства во все аспекты экономической жизни, которая отличалась пестротой существующих в ней тенденций. Отношения старого (феодального) и нового (капиталистического) были очень запутаны. Конкретный пример такого развития дает сукноделие и отношение к нему королевской власти через парламентское законодательство, которое было направлено на сохранение стабильности и отличалось непоследовательностью и противоречивостью под натиском перемен. Следует отметить, что в первой четверти XVII столетия – правление Якова I – парламентское законодательство в отношении сукноделия продолжало практику периода поздней Елизаветы I, а при Карле I парламент фактически этими вопросами не занимался.

Обзор тюдоровского законодательства позволит нам выяснить специфику государственного регулирования сукноделия во второй половине XVII в.Об этом можно судить, исследуя законотворческую деятельность английского парламента эпохи Реставрации (1660-1680 гг.)[8.Vol. 5.].

Предваряя анализ парламентских законов в области сукноделия, обратимся вначале к некоторым статистическим показателям. За этот двадцатилетний период было принято 239 законов[8.Vol. 5.р. 179-942.].В течение первого десятилетие законодательная деятельность парламента была наиболее интенсивной.  За период с 1660 по 1670 г. был выпущен 201 статут или 84,1%.,  от всех принятых за этот период законов, т.е. подавляющее большинство (см. табл. N 1.).

Таблица 1.

Количество законов, принятых парламентом по годам.(1660-80 гг).    

Годы

1660

1661

1662

1663

1664

1665

1666

1667

1670

1672

1675

1677

1678

1679

1680

Количество законов

36

19

33

17

20

9

13

13

41

10

1

21

1

3

2

Из 239 законов 15 касались различных отраслей легкой промышленности (производство сукна, кожевенное отрасль, льно ткачество, изготовление шелка), что составляло 6,3 % от всех принятых.  Из этих 15актов 3/4, т.е. 10 статутов непосредственно затрагивали различные аспекты производства сукна и сукно торговли. Большинство статутов по регулированию  легкой промышленности было принято с 1660 по 1670 г. - 13 из 15. При том в 1662 г. было принято 4  таких актов, т.е. почти половина всех законов относящихся к регулированию данного производства. В отношении кожевенного производства было принято 2 статута в 1662 и 1667 гг.[8.Vol. 5.р. 378-379, 640].Столько же по производству шелка в те же годы[8.Vol. 5.р. 407-409,640]и один акт был принят в 1663 г. по регулированию льноткацкого и гобеленового производства[8.Vol. 5.р. 498].

Следует отметить, что  34%  или 71 акт,[8.Vol. 5.р.179-942] из принятых парламентом законов в рассматриваемый период, носили чисто экономический характер, ибо регулировали различные стороны хозяйственной деятельности в государстве (сельское хозяйство, торговлю, промышленность и строительство). Среди последних отраслей пристальное внимание парламента было уделено угольной промышленности (2 акта 1664 и 1677 гг.) [8.Vol. 5.р.552-553, 891.]и дорожному строительству (4 акта 1662, 1664, 1670 и 1677 гг.)[8.Vol. 5.р.351-357, 558-559, 682-685, 890]. Эти цифры говорят о том, что сукноделие оставалось приоритетным направлением в области промышленной политики парламента, ибо на его долю пришлось почти половина всех актов в этой сфере экономики.

Фактически  такое же количество актов, а их по нашим подсчетам было 75 (35,5%)[8.Vol. 5.р.179-942],имело более широкий спектр вопросов. В них, кроме экономических сюжетов, затрагивались и социально-политические проблемы. Таким образом, можно констатировать, что почти 70% всех законов принятых парламентом в 1660-80 гг. были связаны с различными социально-экономическими вопросами.

Теперь обратимся непосредственно к анализу парламентских законов, которые посвящены сукноделию и  связанных с ним отраслей. Одним из таких актов, косвенным образом, связанным с сукноделием, являлся Статут Карла II от 1662 г. о запрете импорта иностранных кард и  железных веретен[8.Vol. 5.р.412.].Вначале в нем идет упоминание об актах Эдуарда IV(Cар.4. от 1464 г.) и Елизаветы I(Сар.14 от 1597 г)., а затем говорится о том, что много бедных людей занято в производстве кард для шерсти и стальной нити, которые имеют огромную важность в стране для хорошего производства сукна,  однако в нарушении указанных актов в последнее время их много импортируют иностранные производители, а также много старых кард продаются людьми для их частной прибыли, но эти карды слабы и неудовлетворительны для чесания шерсти. Это приводит к большим неудобствам и потерям для сукноделов в их производстве английского сукна, которое в последнее время деградирует в стране и поэтому для его поддержания запрещается импорт кард и стальной нити из других государств и производство фальшивых кард в стране. Штраф – стоимость товара из них половины королю, а половина информатору. Суть этого законодательного акта совершенно ясна, ибо он носит ярко выраженный протекционистский характер, направленный на поддержку национального сукноделия и связанной с ним отраслью производства. Этот акт имеет не только экономическую сторону – поддержание высоких стандартов в производстве сукна, но и социальную составляющую, ибо эта отрасль (производство кард) давало и значительное количество рабочих мест. Хотя следует отметить, что подобные заявления о большом количестве бедных людей встречаются почти во всех законодательных актах экономической направленности, рассмотренных нами.

Важной чертой законодательной практики парламента эпохи Реставрации в области промышленной политики, как и веком ранее, являлась ее региональная составляющая. 4 статута из 10  в рассматриваемый нами период непосредственно касались конкретных городов и местностей, связанных с сукноделием. Это Акт о регулировании торговли и производства  голландской байкой в Колчестере от 1660 г. [8.Vol. 5.р. 253-254].Статут о регулировании производства сукна в графстве Норфолк и в г. Норидж от 1662 г. [8.Vol. 5.р.370-374].Акт для лучшего регулирования производства широкого сукна в Уэст-Райдинге графства Йоркшир, принятый в этом же году[8.Vol. 5.р.425-428].Последний из подобных  законов был принят в 1670 г.  Это Акт о регулировании производства сукна в Киддеминстере (Kidderminsterstuffes)[8.Vol. 5.р. 710-712].        

Самыми крупными центрами сукноделия из перечисленных  выше городов и местностей являлись г. Норидж с его округой и Уэст-Райдинг в  графстве Йоркшир. Колчестер находился в графстве Эссекс, на границе с Восточной Англией, являвшейся ведущим центром в производстве сукна. В 1670 г. в Колчестере проживало около 9 тыс. жителей, а в Норидже – 20 тыс. [9. р.160]. Киддеминстер же в графстве Вустершир вообще был мелким некорпоративным городком. Эти города (Колчестер и, особенно, Киддеминстер), конечно, не могли сравняться по значимости с первыми двумя центрами сукноделия, но каждый из них имел свою специфику, которая и отразилась в законодательных нормах[2.с. 67-284].

Обратимся к одному из первых таких статутов о регулировании торговли и производства  голландской байкой в Колчестере от 1660 г. В преамбуле этого акта упоминались статут Елизаветы I и распоряжение Карла I о преследуемых голландских протестантах, которые поселились в Колчестере и стали производить байку (сорт сукна) в стране и за рубежом. Далее отмечалось, что в  этом производстве было занято много тысяч бедных людей в Колчестере и его округе. Однако обнаружены бракованные и поддельные изделия данного товара сделанные тайно в этом городе и привезенные в Лондон некоторыми людьми занятыми в Колчестере производством и продажей байки, но этот товар не осматривался и не клеймился в BayHall и этот товар часто перевозился за море под именем  и с печатью колчестерской байки. Поэтому постановляется, что управляющий BayHall и голландцы, живущие в  Колчестере, могут спокойно и мирно производить байку и другие сорта иностранные сорта сукна с разрешения власти и их конгрегации со всеми их привилегиями и в полной мере ими пользоваться согласно акту Елизаветы и патента Карла I. Далее законодатели устанавливают процедуру осмотра различных сортов байки в BayHallв Колчестере и штрафные санкции. За нарушение штраф – 40 ш. и продажа товара нарушителя. Если это нарушение сделал английский мастер, то он отчитывается той же суммой перед мэром и коммуной в пользу бедных города. В случае нарушения голландским мастером вторично, то штраф – 5 ф., а на третий раз ему запрещают работать в Колчестере[8.Vol. 5.р.253].         

Очень серьезное наказание данный статут предусматривает за использование поддельной печати и клеймение без ведома чиновников. В этом случае первого нарушения штраф 20 ф. Эта сумма вносится в королевский  или городской суд, а за вторичное - приговаривается к публичному столбу на 1 час на рыночной площади, а в третий раз – это уголовное преступление. Далее законодатели устанавливают, что в целях лучшего обнаружения и наказания  нарушений в  данном производстве управляющий  DutchBayHall и его чиновники  могут осматривать  повозки и тюки совместно с констеблем, если есть показания или  подозрение на бракованный Bayes, а также лавки и склады. Бракованный  ткани (Bayes) забираются в DutchBayHall, а нарушитель штрафуется в установленном порядке[8.Vol. 5.р.254].Очень важной особенностью данного статута являлся тот факт, что в нем отсутствовало регулирование технологических норм производства данного вида шерстяных тканей. Основной упор в этом в акте делался на недопущение в торговый оборот бракованных и фальсифицированных видов тканей под названием «голландская байка».

Колчестер и целый ряд других городов Восточной Англии во второй половине XVI в. приняли значительное количество мигрантов из Нидерландов, бежавших от войны и религиозных преследований. Они привезли с собой новые технологии и новые виды шерстяных тканей. Эти проблемы требовали регулирования со стороны муниципальных и центральных властей. Поэтому парламенту пришлось издавать специальный акт, который регулировал производство и торговлю новых видов сукна. 

Следующий важный региональный статут был принят в 1662 г. Он  касался регулирования производства сукна в графстве Норфолк и в г. Норидж[8.Vol. 5.р.370-374]. В преамбуле данного акта говорилось, что различные нарушения происходят при производстве Нориджского сукна, а  права данные по акту  Эдуарда IV от 1468 г.  недостаточно удовлетворительны, ибо  в последнее время  появилось много новых сортов сукна и происходят различные нарушения и обман  в его производстве, что ведет к  принижению качества этого товара и это наносит  ущерб обществу, ибо торговля этим товаром в последнее время очень выросла, а 8 старост назначенных по этому акту недостаточно сейчас для управления и контроля над данным производством, и оно может быть потеряно или переведено за границу, что приведет к огромным сокращениям таможенных сборов для королевской казны и лишит работы многих тысяч бедных людей. Поэтому для предотвращения подобных нарушений и зол палата Лордов и палата Общин постановляет  выбрать 12 старост и 30 помощников из гильдии ткачей г. Нориджа и графства Норфолк[8.Vol. 5.р.371].

Ссылки законодателей на упадок производства и перевод его за границу, сокращение таможенных сборов для королевской казны и потерю рабочих мест для  тысяч бедных людей вполне соответствуют идеям политики протекционизма и меркантилизма, которые стали преобладающими в экономической практике  исполнительной и законодательной ветвях власти той эпохи.

Следует отметить, что в данном статуте есть один пункт, который регулирует  отдельные технические параметры  в производстве пряжи. В разделе 6 постановляется, что в каждой шпуле должно быть 14 пасьм, в каждой пасьме 40 нитей из них 12 в основе  шпули и 12  из дюжины делаются более грубыми. За нарушение – штраф в половину стоимости этой пряжи [8.Vol. 5.р.372-373]. Конечно, обращение к регулированию некоторых технологических стадий в производстве сукна является достаточно редким случаем, хотя и касается только регионального масштаба. В прядильном производстве именно правильно намотанная на шпулю нить является показателем качества данной продукции. От этого зависит и дальнейшее изготовление добротного сукна в ткацком производстве. По всей видимости, законодатели и сделали упор в этом пункте на прядение, вводя технические параметры, на поддержании высокого качества Нориджского сукна.

Пункт 9 данного статута постановляет, что все сорта шерсти и шерстяного сырья до их продажи предъявляются старостам и помощникам гильдии ткачей для осмотра, если эти товары сделаны хорошо, то их клеймят и разрешают продавать, а если они сделаны с нарушениями, то их забирают и представляют в жюри  из 12 ремесленников. Жюри присяжных накладывает штраф и задерживает товары, пока штрафы не будут уплачены[8.Vol. 5.р. 373]. Цель этого раздела статута достаточно ярко выражена. Гильдии ткачей г. Нориджа и графства Норфолк фактически берет под свой контроль поставки сырья для сукноделия. При этом старосты и помощники могут входить в дома ремесленников, купцов, красильщиков для поиска поддельных шерстяных товаров[8.Vol. 5.р. 373], т. е. эта гильдия становится монополистом в поставках сырья и производстве шерстяных изделий.

Пункт 14 запрещает кому-либо заниматься ткачеством, если он не прошел через 7 летнее ученичество иначе – штраф - 40 ш.[8.Vol. 5.р. 373].Кроме того, в пункте 17 этого же акта постановляется, что для лучшего обеспечения бедных подмастерьев данного производства запрещается нанимать более 2  ремесленников или подмастерьев или других работников по ткачеству. Штраф - 5 ф.[8.Vol. 5.р. 374]. Конечно, это чисто средневековые цеховые нормы регламентации – об обязательном ученичестве и ограничении по количеству работников в мастерской. Их наличие в законодательной практике парламента эпохи Реставрации представляется некоторым анахронизмом, но в то же время  этот  факт является свидетельством сопротивления старых средневековых эгалитарных норм натиску со стороны новых форм хозяйственной жизни в виде капиталистических отношений.

Не менее интересен пункт 20 этого же статута, который гласит, что. производство должно прекращаться во время сбора урожая. Станки не должны работать с 15 августа по 15 сентября. Штраф - 40 ш. с каждого станка[8.Vol. 5.р. 374].Наличие в акте подобного постановления говорит о тесной связи ремесленников с сельскохозяйственным производством. Можно предположить, что не только владельцы мастерских, но и многие наемные работники имели различные земельные наделы в ближайшей сельской округе. Кроме того,   во время сбора урожая рабочих рук требуется всегда гораздо больше, чем при иных видах сельхозработ. По всей видимости, именно эти обстоятельства заставили законодателей ввести подобную норму.

Из 23 пунктов этого закона о Нориджском сукне от 1662 г. большая их  часть (17) посвящена правилам применения норм данного статута и наложения различных штрафных санкций. В частности, пункт 2 говорит о том, что старосты и их помощники заседают в здании ткачей в г. Норидж и могут издавать правила о торговле и производстве Нориджского сукна, изготавливать печати и ставить печати на сукно. Должно собираться не менее 7 старост и 13 помощников. Они регулируют длину, ширину и добротность и другие особенности данного товара и должны в исполнении данного акта ставить клеймо, регулировать правила торговли  им, которые должны быть утверждены мэром и 2 мировыми судьями Города и графства и они должны  быть опубликованы 4 раза в год[8.Vol. 5.р. 372].Пункт 5,например,  постановляет, что старосты и помощники должны делать записи в отчетах графства, когда они собираются создавать правила торговли и производства за 14 дней до их обнародования. Пункты 7 и 12 говорят о том, что старосты и помощники  могут искать  на  ярмарках и рынках  и забирать бракованную пряжу и запрещают торговать не клейменными шерстяными товарами[8.Vol. 5.р. 372-373].Пункт 11 направлен против недобросовестной деятельности должностных лиц. Он гласит: «если товар хороший, а староста действует нечестно, то он платит за двойной ущерб»[8.Vol. 5.р. 373].

Можно предположить, что издание данного регионального статута произошло под натиском  петиций в различные органы центрального  управления со стороны сукноделов Восточной Англии, ибо подобная практика была ещё эпоху Тюдоров.

Во время этой же парламентской сессии 1662 г. был принят еще один важный региональный закон об улучшении регулирования производства широкого сукна в Уэст-Райдинге графства Йоркшир[8.Vol. 5.р.425-428].  Ранее уже отмечалось, что этот регион являлся одним из трех основных центров сукноделия в стране в XVI-XVII вв. В преамбуле к статуте говорится от том, что различные нарушения в последние годы происходят в производстве широкого сукна в Уэст-Райдинге в прядении и обманной работе, которая ведет к урону и недооценке в его производстве в стране и заграницей. Поэтому постановляется, что Мировые судьи, Мастера, Старосты, помощники собираются вместе со свободными сукноделами Уэст-Райдинга с целью назвать имена супервизоров Мастеров, Старост и помощников в корпорации сукноделов для лучшего регулирования производства широкого сукна в Уэст-Райдинге графства Йоркшир[8.Vol. 5.р.426]. В этом статуте, как и в случае с Нориджем, так же устанавливаются технические параметры в производстве сукна.  Этому посвящен пункт 6 указанного акта. В нем, в частности, указывается, что в последние года Нью дрейперис стали больше всего использоваться в различных сортах сукна, хотя не было для него стандарта по  длине, весу и  ширине в Уэст-Райдинге. Теперь устанавливается для полусукна от15 до 18 ярдов длины, 1 ярд ширины. Короткое сукно -  от 24 до 28 ярдов длины, и 1,5 ярда ширины, длинное - сукно  от 30 до 36 ярдов длина и 1,5 ярда ширина. Каждый кусок должен весить 2 фунта и 16 унций[8.Vol. 5.р.426-427]. Введение стандартов в производстве сукна не было инновацией в законодательной деятельности парламента, ибо подобные акты принимались им и столетием ранее[1. с. 48-50].Эти меры были направлены на поддержание высокого качества английского сукна на зарубежных рынках.

Далее идут юридические нормы ответственности за выполнение данного пункта. Интересно отметить в этом пункте и  тот факт, что  надсмотрщики, нашедшие бракованное сукно получают 1/3 штрафа, а 2/3 идут в пользу бедняков прихода, где было нарушение.  Можно сказать, что у данных должностных лиц был  прямой материальный стимул в исполнении своих обязанностей. Однако следующий 7 пункт постановлял, что надсмотрщики, неправильно исполняющие свою службу, не могут ставить клеймо, иначе штраф – 5 ф.[8.Vol. 5.р.427], т.е. эта должность имела и коррупционную составляющую, о чем и позаботились законодатели.  Как и в акте о Нориджском сукне, пункт 9 данного статута постановлял, что не прошедшие 7 летний срок ученичества не могут производить широкое сукно, иначе штраф 5 ф. за каждый месяц его изготовления. Половина штрафа в пользу короля, а другая половина корпорации[8.Vol. 5.р.427]. Фактически это подтверждение знаменитого елизаветинского статута об учениках от 1563г. Но раз эту норму повторяют снова спустя столетие  в статутах, посвященным двум центрам сукноделия, то значит, что она в этих регионах постоянно нарушалась. Подобные ограничения сдерживали свободное предпринимательство. Их наличие в законодательных актах этой эпохи говорит о том, что парламентарии не могли игнорировать интересы цехового ремесла, которое имело достаточно прочные корни в муниципальном управлении[3.].Это лобби  старалось сохранить свои позиции, проводя через парламентские статуты старые цеховые  правила по найму рабочей силы. Это касалось и заработной платы. Пункт 15 данного акта гласил, что никто из членов Корпорации не может устанавливать меньшую оплату труда без разрешения четвертной сессии[8.Vol. 5.р.428].

Наконец, последний из региональных актов был принят в 1670 г. и он касался регулировании производства сукна в Киддеминстере (Kidderminsterstuffes)[8.Vol. 5.р.710-712]. В его преамбуле опять-таки говорилось о том, что различные нарушения происходят в последние годы в производстве сукна в (Kidderminsterstuffes)  в графстве Вустер и  для предотвращения подобных нарушений постановляется избирать соответствующих чиновников из членов корпорации [8.Vol. 5.р.710]. Большинство пунктов данного статута повторяет упомянутые выше законодательные акты региональной направленности. Это касается организации контроля над производством и наймом рабочей силы. В этом акте так же вводится технологическая норма, относящаяся к прядению. Пункт 6 постановлял, что вся пряжа должна продаваться открыто на рынке и в каждой пасьме должно быть 4 ярда пряжи, содержащих 200 нитей [8.Vol. 5.р.711]. Как и в предыдущих статутах, этот пункт был направлен на поддержание качественных технологических стандартов в сукноделии. Обращает на себя внимание тот факт, что законодатели обратились к Киддеминстеру – мелкому городку на севере графства Вустершир, который не имел в то время какой-либо значимой экономической роли по сравнению рассмотренными выше центрами сукноделия. Можно предположить, что этот статут продвигали через парламент какие-то местные сукноделы.

Подводя итог в регулирования сукноделия со стороны парламента эпохи Реставрации, можно констатировать, что данное законодательство носило протекционистский характер, ибо было направлено на поддержание национального производителя и высоких стандартов в сукноделии. Фактически оно было более прогрессивным по сравнению с эпохой Тюдоров, где было больше ограничительных моментов в отношении развития капиталистических форм организации сукноделия. Это было особенно важно, т.к. сукно продолжало оставаться главным предметом экспорта. Идеи протекционизма стали широко распространяться в предпринимательских кругах в эту эпоху, что и нашло свое отражение в законодательной деятельности парламента. Однако наряду с этими новыми тенденциями имели место и старые нормы цехового регулирования, которые касались, в первую очередь, организации найма рабочей силы. Можно отметить двойственность позиции законодателей в данном вопросе. Происходило сочетание старых и новых тенденций, но это было отражением самой экономической жизни той эпохи – новые (капиталистические) тенденции и старые (средневековые).


Библиографический список:

  1. Евсеев В.А. Государственное регулирование  сукноделия в эпоху Тюдоров.//Проблемы истории и творческое наследие С.И. Архангельского. Тезисыдокладов. НижнийНовгород, 1997. С.48-50.
  2. Евсеев В.А. Английский город в раннее Новое время: специфика регионального развития. Социально-экономическийаспект.LAPLAMBERTAcademicPublishing.  Saarbrucken, Germany, 2011. 356 с.
  3. Евсеев В.А.Структура экономики Нориджа в XVII в.//ЭНОЖ. Вып. 6(29) 2014.
  4. Самаркин В.В. Историческая география Западной Европы в средние века. М.,1976. 248 с.
  5. ШтокмарВ.В.Экономическаяполитикаанглийскогоабсолютизмавэпохуегорасцвета. Л., 1962. 155 с.
  6. Clay C.G.A. Economic expansion and social change: England 1500 – 1700.Cambridge, 1984.Vol. 1. 268 p.;Vol. 2. 298 p.
  7. Heaton H.The Yorkshire woollen and worsted industries from the earliest times up to the industrial revolution. Oxford, 1920. 241 p.
  8. Statutes of the Realm of England. / Ed. by A.Luders, T.Tomlins. L., 1810 - 1828. Vol. 1 – 11. Vol. 2. 1816. 754 p.; Vol. 3. 1817. 578 p.; Vol. 4. 1819. 1303 р.;Vol. 5. 1819. 942 p.
  9. rigley E.A. People, cities and wealth: The transformation of traditional society. Oxford - N.Y.,  1987. 348 p.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас 69 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте