Данный аспект лишь частично затрагивался историками. В большей мере исследователи касались регулирования торговли зерном. Поэтому остановимся лишь на некоторых аспектах регулирования производства и торговли крахмалом и пивом.

Как известно, в середине 1590-х гг. из-за ряда неурожайных лет в Англии наблюдался продовольственный кризис. Правительство предпринимало комплекс административных мер по улучшению ситуации на продовольственном рынке, но особого эффекта от них не было. Вот лишь один пример. В апреле 1597 г. немалыми усилиями власти добились некоторого снижения цен на зерно на лондонском рынке: пшеницы с 13 ш. до 10 ш. за бушель, ржи, соответственно, с 9 ш. до 5 ш., но вскоре цены вновь выросли.  Снизить цены путем административных мер удалось лишь на короткое время.

Возникла ещё одна острая проблема – это массовая переработка зерна на крахмал. Как и в других отраслях производства, здесь с 1588 г. тоже установилась система монополий. На этом наживались джентри и буржуазия. Интересно, что в течение 1590-х гг. Елизавета предоставляла патенты на производство крахмала по финансовым соображениям, надеясь получить с каждого из них 100 ф. ст. в год, хотя формально одним из мотивов их выдачи было стремление установить контроль над его производством. Попытки правительства регулировать этот вид предпринимательства с помощью патентов, однако, не дали заметных результатов. В условиях неурожайных лет переработка зерна на крахмал вызывала недовольство народных низов. Видимо по этим причинам в 1596 г. королева издала прокламацию, запрещавшую изготовление крахмала из хорошего зерна, но лишь из зерновых отрубей. Источники свидетельствуют о многочисленных фактах нарушения монополии на производство крахмала, а местами случались и открытые выступление социальных низов против монополистов-крахмальщиков. Ситуация настолько осложнилась, что в 1598 г.  производство крахмала из зерна пришлось вообще запретить. На какое-то время была снята одна из точек социальной напряженности в государстве.

Тем не менее «крахмальный» бизнес развивался. В 1607 Яков I вновь вводит систему монополии на производство и торговлю крахмалом (после отмены монополий в 1601 г.-В.М.). Их могли выдавать городские власти с припиской изготавливать его лишь из отрубей зерна. В том же году изготовители крахмала объединяются в компанию, обладавшей монополией.

Однако нередко компания нарушала закон и производила крахмал из хорошего зерна, а также допускала другие злоупотребления. Поэтому периодически создавались королевские комиссии по проверке её деятельности. В то же время власти охраняли её монопольное право. Яков I официально запретил заниматься производством крахмала людям «низкого сорта», дабы они не мешали «лучшим подданным» заниматься этим прибыльным делом. Массовые злоупотребления, очевидно, заставили монарха в 1610 г. запретить на некоторое время изготавливать крахмал из любого сырья. Запрещалось продавать крахмал, скупать его с целью дальнейшей перепродажи «тайно или иным образом». Нарушители наказывались штрафом и тюремным заключением. Однако производство крахмала из зерна, при молчаливом согласии местных властей продолжалось. Не отказываясь от функции контроля за этим производством, в 1619 г. кабинет Якова I создал комиссию во главе с сэром Ральфом Фриманом, которая должна была контролировать крахмальщиков и пресекать их злоупотребления. В полной мере этого добиться не удалось. А в 1622 г. король подтвердил монопольное право компании крахмальщиков.

Карл I Стюарт проводил ту же политику в этом вопросе, что и Яков I. При нём компании крахмальщиков предоставили полномочия по пресечению нарушений лицами, не являвшихся её членами. В 1630 г.  компания пролонгировала свой патент на право торговли крахмалом, за что должна была уплачивать пошлину в 3 ш. с определённого объема своего товара.  Видимо, эти суммы не всегда исправно выплачивали и Тайный совет решил назначить специального “инспектора” по контролю за порядком денежных выплат этой компанией и регулирования производства крахмала на местах. Королевские прокламации оставались законодательной базой правительственного контроля. На парламентских сессиях вопрос о крахмальном бизнесе не поднимался.

Зато на парламентских сессиях в конце «века Елизаветы» и правления первых Стюартов неоднократно рассматривались и принимались статуты по ограничению и регламентации производства и торговли пивом. Их выполнение возлагалось на местные власти. Контроль осуществлялся Тайным советом, который, порой даже требовал от местных властей следить за посещениями людьми пивных. Мировые судьи, выполняя распоряжения правительства и требование законов, нередко закрывали «ненужные пивные», ограничивали количество солодовников и т.д. Об этом свидетельствует переписка Тайного совета с представителями местных властей и множество судебных дел разъездных судов. Например, по их данным в Сассексе за период с 1605 по 1621 год было рассмотрено около 20 случаев, связанных с торговлей пивом. В ходе разбирательства выявлено существование множества пивных в 20-и сотнях графства и в 3-х городах. К суду привлекли 14 пивоваров за незаконное содержание пивных. Их социальный статус не всегда указан, как и вердикт. Интересно, что один перчаточник, двое портных были осуждены за содержание пивной без лицензии и пять посетителей пивных за пьянство. Видимо ремесленники рассматривали содержание пивных как дополнительное прибыльное дело. Большое скопление пивных, в том числе и не законных (т.е. без лицензии–В.М.) было обнаружено в церковном приходе Felpham в 1613 году. В одной из сотен графства имелось два «постоялых двора» и одна пивная, а лицензию имела только одна. Незаконные содержатели пивных были заключены в тюрьму. В сотне Slaugham обнаружено две пивные, одну из которых «недавно закрыли». В одном «беспокойном» рыночном центре имелось четыре пивных, две из которых закрыли. В другой сотне графства всех владельцев пивных заключили в тюрьму за незаконные содержание пивных. В ещё одном «беспорядочном рыночном центре» только двое содержателей пивных имели лицензии, а незаконных владельцев пивных, которых было немало, также заключили в тюрьму. В других девяти сотнях разъездными судьями было обнаружено только по одной пивной в каждой. В трех других -  их вообще не было обнаружено. В ходе расследований судьи, например, нашли, что «одна вдова содержала незаконную пивную с 16.07 по 26.07.1614 год», т. е. всего-то десять дней. Вердикт суда неизвестен. В этом же графстве в 1617 году судьями было зафиксировано наличие 6-и пивных в сотне Saliharst, хотя было «достаточно двух пивных». В сотне Framfierd было обнаружено три пивных, а достаточно было, по мнению судей, двух. В сотне Battle соответственно – шесть пивных, но достаточно было трех. Вскоре судьи выявили ещё 11 незаконных пивных. Кроме этого обнаружили, что один каменщик из графства «содержал пивную по поддельному патенту, полученному от некоего дворянина (сэра Yiles Mounpesson)». В этой же сотне содержал незаконную пивную один крестьянин, и еще двое человек (статус неизвестен – В.М.), где позволяли совершать посетителям «значительные беспорядки». Один владелец пивной был осужден, за то, что она (т. е. пивная) находилась в «неподходящем месте». Некий портной, «очень негодный человек» и еще двое торговцев содержали деревенскую пивную (common alehouse) в этой же сотне. В протоколах отмечено, что один крестьянин имел незаконную пивную до 20.05.1621 года, а также некий «мясник держал незаконную пивную до 12.07.1621 года» и т.д.

Таким образом, в этом графстве за период с 1605 по 1621 годы разъездные судьи обследовали, видимо, все сотни. Из протоколов видно, что пивные имелись не во всех сотнях. Содержателями пивных в основном были торговцы, ремесленники, крестьяне. Всего привлекли к ответственности за незаконное содержание пивных 30 человек, а пятерых наказали за пьянство. Это не очень-то много для целого графства на протяжении 16-и лет!

В Герефордшире разъездными судами за тот же период так же привлекались к суду владельцы пивных не имевших лицензий, за допущение беспорядков в пивных, за пьянство. В этом небольшом графстве обнаружили аж 540 пивных, которые были «рассадником всех пороков и непристойностей» (всего же их там было 560-В.М.). Видимо неслучайно там было 7 «исправительных домов», в то время как в других графствах не более двух.   Было рассмотрено 20 дел, а к суду привлекли 35 владельцев пивных, т.е.16%. Из них один джентльмен, трое йоменов, двое крестьян, двое «продовольственников» (victuallers), один мясник и 26 владельцев пивных, чей социальный статус не указан.

Несмотря на разные вердикты суда, они признавались «рассадниками всех пороков и непристойностей». Такое выражение часто встречается в протоколах, но для обвиняемых это, очевидно, было не более, чем моральное обвинение.

В 1612 году Тайный совет в своём распоряжении на места отметил, что «ни один человек не должен пьянствовать более одного часа в одном доме» (т.е. в пивной-В.М.). Запрещалось продавать пиво лицам, обвиненным в пьянстве и розничным торговцам. За продажу пива без лицензии, например, в Сомерсетшире, взимался штраф в размере 5 ш., за пивоварение без лицензии - 2 ш. 6 п. Позже, по распоряжению Тайного совета, вводится запрет на пьянство в воскресенье и во время богослужения, повторяя, по сути дела закон 1599 года, о запрете продажи пива и соответственно его «распитие» во время церковной службы. Случалось, что за это штрафовали. Так, например, некий дворянин  (мистер) Хукер (Hooker) из Дорсетшира, был оштрафован  за распитие пива в первый день церковной службы. А в Дареме пиво торговцам запрещалось продавать эль или пиво во время «церковной службы».

Когда в неурожайный 1623 год обнаружилось, что зерна явно недостаточно в стране, то среди прочих мер, власти начинают опять-таки принимать и меры ограничительно-запретительного характера в отношении пивоварения.  Например, по свидетельству властей из Суффолка «склады зерна едва удовлетворяют потребности населения, цены на зерно повышаются».  Мировые судьи распорядились уменьшить потребление зерна для изготовления пива на 2/3, сократить цену пива до 2 п. за галлон, закрыть «ненужные пивные». Интересно, что в ответ, на это другие мировые судьи графства обратились в Тайный совет с жалобой, что де, если владельцы пивных и постоялых дворов будут ограничены в цене (2 п. за галлон), в то время как обычные пивовары продолжат продавать пиво по цене 6 п. за галлон, то они «завладеют торговлей пивоваров», т.е вытеснят их с местного пивного рынка.

В тот год целый ряд распоряжений Тайного совета предписывал снизить крепость пива и сократить потребление ячменя, который был главным сырьем для выпечки хлеба для бедных. В этом же году король распорядился вообще запретить соложение ячменя в течение трех недель. Затем монарх предписал заниматься соложением только один раз в неделю, а цену на пиво снизить до 7 ш. 4 п. за баррель.

В целом в 1623 г. Тайный совет получил около 40 сообщений с мест от мэров городов, шерифов графств, мировых судей и констеблей сотен о состоянии дел с пивными заведениями и пивоварением. Лишь в 5-и случаях местные власти указали точное количество пивных, которые были ими закрыты. Всего же по данным с мест закрыли 89 пивных. Однако в большинстве случаев местные власти дали лишь самые общие, не конкретные сведения о закрытии пивных. Это можно расценить или как покровительство своих пивоваров и «укрывательство» их от ока центральной власти, или как недобросовестное выполнение распоряжений из Лондона. В качестве других мер против пиво торговцев местные власти называли самые общие административные меры: снижение цен на пиво, снижение крепости пива, ограничение количества солодовников, причём, точное число последних было названо лишь в одном донесений, запрет пьянства и т. п. В целом, местные власти можно сказать проводили опять-таки “мягкую” политику в отношении содержателей пивных и солодовников.

Перед кабинетом Карла I Стюарта в отношении «пивного» вопроса стояли все те же проблемы: недостаток зерна, в частности ячменя, пьянство и беспорядки в питейных заведениях. Ежегодно властями на местах велась регистрация пивных, таверн и пивоваров. Особенно большое внимание монарх уделяет лицензиям. Лица, которые вели продажу пива без лицензии, штрафовались. Лицензию выдавали лишь тем, кто рекомендован местными властями. Если же они были получены иным путем, то аннулировались, а их владельцы наказывались. Тем не менее появлялись новые не лицензированные пивные. По сообщению одного мирового судьи, который дал полный отчет по всем церковным приходам лондонского пригорода Саутварка, в 1631 году, «там оказалось 228 пивных, лишь 43 из которых имели лицензию. В «Ньювигтонской стороне Кентской улицы их было 21».

В 1630-е годы отмечается некоторая активизация деятельности разъездных королевских судов, которые наряду с прочими делами расследовали и дела о пивных. Так, по данным судов ассизы по Западным графствам (Сомерсетшир, Гэмпшир, Уилтшир, Дорсетшир, Корнуолл, Девоншир) за период с 1629 по 1648 г. прослеживаются свыше 50-и случаев незаконной деятельности пивоваров и содержателей пивных. На примере протоколов этих судов можно рассмотреть ряд дел, связанных с нелицензированными пивными, беспорядками в пивных, незаконной продажей пива и т. п. Вот типичные случаи. В 1631 году в Сомерсетшире судьи рассматривали дело некоего Роберта Бревера (социальный статус не указан – В.М.) из сотни Stogumber, который держал без лицензии пивную. После нескольких предупреждений пивная была закрыта, а он был отправлен в «исправительный дом» (т.е. работный дом-В.М.). В 1632 году в Дорсетшире суд постановил закрыть пивную некоего Томаса Бартлетта из Puddletown, который к тому же был ещё обвинен в пьянстве и назван «алкоголиком».

Протоколы свидетельствуют, что проступки и нарушения относительно содержания пивных в разных графствах часто были идентичные.  Виды наказания, выносимые судами были следующие: отправка в «исправительные дома», сроком до тех пор, пока обвиняемый не даст гарантий больше  не заниматься этим, тюремное заключение, или требование большого денежного залога (100 ф.ст.), тюремное заключение, «пока не дадут гарантии, что больше не будут» нарушать правила, предписание местным властям о сокращении количества пивных (например, в местечке Tregoney обнаружили в 1630 г. 36 пивных, что было слишком много, по мнению судей), распоряжения закрыть пивные по причине «неподходящих мест» для них и опасности распространение чумы, закрытие пивных по причине того, что то или иное местечко стали «беспокойным местом», закрытие пивных за торговлю без лицензии, просто закрытие пивных без объяснения причин, запрещение употребления «церковного эля», ибо это вызывало наплыв множества людей из других приходов и беспорядки,  вынесение предупреждения о том, что за незаконное содержание пивных или за незаконные азартные игры в них, власти могут оправить их владельцев в «исправительный дом».

Из-за значительной переработки зерна на пиво, в административном плане продолжалось запрещение использование ячменя в производстве пива, так как «ячмень в силу его дешевизны широко использовался бедняками для выпечки хлеба». Однако в ответ на запреты, в Тайный Совет поступают петиции с жалобами от местных торговцев.

Несмотря на попытки местных властей проконтролировать выполнение распоряжений центрального правительства, в целях сохранения зерна, производство пива с использование большого количества зерна (ячменя) продолжалось.

С течением времени, однако, число пивных и таверн в королевстве всё-таки увеличивалось. Так, например, в Пемброкшир в 1635–1636 гг. один клерк мировых судей выслал в Тайный Совет список всех содержателей пивных и таверн, которые получили лицензии в этом графстве.  Таковых там оказалось 121. Власти посчитали, что это много и поэтому их количество по распоряжению короля сокращалось. В то же время, например, в 1636 году в Сассексе наличие одной пивной считалось достаточной для сотни. В октябре 1634 г. в Бедфордшире по решению суда было закрыто 26 пивных, 9 владельцев пивных были оштрафованы за пьянство в своих домах, или держать «гостей» (т.е. постояльцев –В.М.) более 10 дней, не сообщив об этом констеблю и церковноприходским старостам, в сотне Manshead оштрафованы были 7 пиво торговцев, не имевших лицензии, наказаны 7 «алкоголиков» и 103. Вероятно, серьезным преступлением для мировых судей было преступление некоего Томаса Уолтлера, который держал «обычную пивную». Было замечено, что там «играли в карты и пьянствовали». Суд распорядился закрыть его пивную и оштрафовать хозяина на 5 ш. Пивные могли закрывать и местные должностные лица, уполномоченные в этом судьями ассизы. Так, в 1637 году, сессия суда в Девоншире разрешила властям закрыть нелицензированные пивные и лицензировать пивные в сотне Lydford.

Практика тщательного регламентирования в сфере производства и торговли пивом со стороны правительства первых Стюартов явно шла в разрез с интересами солодовников, пивоваров и пиво торговцев. Но в какой-то мере действия властей в этом плане отвечали интересам потребителей из социальных низов. Очевидно, регламентация осуществлялась не только по социальным причинам (пьянство, скопление бедняков в пивных, тавернах и т.п.), но и по финансовым.

Если Тюдоры не проявляли особо законодательной активности в сфере регулирования производства и торговли пивом, то первые Стюарты напротив стремились регламентировать эту сферу экономики посредством законодательства и административно-судебных мер. На местах выполнение этого законодательства ложилось на плечи мировых судей, мэров городов, констеблей сотен и церковных приходов. Их усердие в этом деле во многом зависело от обстановки с продовольствием в графствах и их личной заинтересованности в этом бизнесе.

Изучение политики в сфере производства крахмала и пиво торговле позволяет сделать заключение о нежелании или не способности Короны использовать какие-либо экономические рычаги воздействия, отдавая приоритет административным методам управления и, дополняя их судебными. Видимо всё это необходимо учитывать в совокупности с другими аспектами экономической и социальной политики при общей оценке английской монархии кануна буржуазной революции середины XVII в.

Полный текст статьи с научно-справочным аппаратов см.: Британские чтения. Матер. II Всерос. с междунар. участием науч. конф., посвященной 90-летию проф. М.М. Ябровой (Саратов, 19-20 сентября 2013 г.)/ Под ред. Л.Н. Черновой. Саратов: Издательский центр «Наука», 2014. c. 61-68. При использовании материалов статьи в печати просьба ссылаться на это издание.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте