© Автор: Евсеев В.А.


Ак­туальность данной темы обуславливается тем фактом, что без финансовой поддержки общества и государства успешное раз­витие образования практически невозможно. В отечественной историографии интерес к истории западноевропейского образо­вания обнаружился еще во второй половине XIX в.[1] Это работы В. В. Игнатовича, П. Н. Воейкова, Л. Н. Модзалевского, Н. С. Су­ворова, Н. В Сперанского, В. С. Ивановского. Авторы указан­ных нами работ обращали свое внимание на проблемы взаимо­отношения школы и католической церкви, зарождения гумани­стического образования в Италии, расцвета культуры Возрож­дения. Данные труды насыщены конкретным историческим ма­териалом, живо написаны и до сих пор служат пособием для всех, кто интересуется вопросами образования, культуры и быта в средние века.

Новый всплеск к исследованию западноевропейских тра­диций образования и воспитания вновь проявился в отечествен­ной исторической науке около двух десятилетия назад. С конца 80-х гг. история образования в Европе эпохи Возрождения ста­новится предметом серьезного внимания в сборниках Академии Педагогических Наук, в которых появились статьи по истории европейских школ и университетов.[2] В это же время выходит ряд сборников, посвященных проблемам культуры и образова­ния в Иванове и Шуе.[3]  Большая часть опубликованных в них статей посвящена образованию в Италии периода средних веков и эпохи Возрождения; хорошо также представлены вопросы, касающиеся гуманистических идей образования и воспитания в немецких, английских и французских университетах. Однако вопросы финансового обеспечения школьного образования, в частности, в Англии XVI в. еще не затрагивались в отечествен­ной литературе.

Интерес английских историков к европейскому средневе­ковому образованию в целом, а также к жизни школ и универси­тетов, мы можем проследить еще с конца XIX в., начиная с ра­бот А. Лича, Р. Кристи, У. Хазлита, Г. Стаунтона, Т. Дэвидсона, А. Дрейна, в которых затрагивались проблемы образования и воспитания в Англии эпохи раннего и позднего средневековья.[4]

Значительное количество работ по исследуемой нами про­блеме приходится на 60-е и 70-е годы двадцатого века. Это было связано, во многом, с развитием в английской науке тенденции изучения новой социальной истории. Деятельность историков, занимающихся разработкой данного направления, в большей мере координировалась историческими обществами и журнала­ми.[5] Среди работ выходивших в третьей четверти XX века, можно отметить исследования Дж. Лоусона, Б. Саймона, X. Бен-нета, П. Уоллиса, М. Хэвита и других авторов.[6] В этих трудах отражены различные аспекты образовательного процесса в Анг­лии — организация, содержание и т.д. Эти исследования затра­гивали как локальный, так и общенациональный уровень. Одна­ко вопросы финансового обеспечения школьного и универси­тетского образования пока не нашли должного отражения. Фактически мы лишь обозначим подходы к исследованию данной проблемы.

Огромную роль в развитии светского школьного образо­вания сыграла английская Реформация. Уничтожая экономиче­ское и политическое могущество католической церкви, королев­ская власть подрывала её авторитет и влияние на образователь­ную сферу общества. Первый удар Реформации последовал в 1534 г., с издания акта о супрематии (верховенства), в силу ко­торого король был объявлен главой английской церкви. Это привело к тому, что в 1534—1539 гг. было закрыто множество монастырей и конфисковано их имущество — здания, всякого рода украшения и, самое главное, обширные монастырские зем­ли. Данные действия английских властей привели к некоторому упадку школ и университетов страны. Дело в том, что многие школы, основанные при монастырях, были либо закрыты, либо расформированы в связи с нехваткой финансовых средств. Но несмотря на Реформацию, английские школы выжили и сохра­нили свои функции как центры начального образования. Тюдо­ровское правительство проявляло заботу об их благосостоянии. Так, например, своим указом Генрих VIII приказал крупным монастырям и соборам содержать грамматические школы с учи­телем и определенным количеством учеников. Так, шесть быв­ших церквей в Бристоле, Честере, Глостере, Оксфорде, Вест­минстере, Питерборо — по уставам были обязаны основать грамматическую школу вне общественного фонда.[7] Королем Эдуардом VI в 1547 г. был принят the Chantries Act, который рассматривал школы как составную и обязательную часть цер­ковной собственности.[8]

Кроме того, закон предполагал возвра­щение некоторой церковной собственности, чтобы сохранять и содержать школы. Эти школы вошли в историю как «граммати­ческие школы короля Эдуарда VI».[9] По этому закону многие города Англии вернули дотации и субсидии на развитие образо­вания, а также получили патент (специальное разрешение) на приобретение земель для сохранения и учреждения школ.[10] Так было в Бредфорде, где городской совет получил в свое распоря­жение часть бывших церковных земель на открытие школы для местных детей.[11]

Одной из важнейших тенденций развития школьного об­разования в тюдоровской Англии было увеличение числа учеб­ных заведений. Обществу требовалось все большее количество грамотных специалистов, прежде всего, в области прикладных наук: математике, праве, физике. Предприниматели были заин­тересованы в том, чтобы их интересы защищали образованные люди, поэтому они вкладывали свои средства на развитие анг­лийского образования. Давая «в долг» деньги определенному ученику или школе, меценат знал, что сегодняшний школяр, завтра расплатиться своими знаниями.

Наибольшими благодетелями были купцы, особенно круп­ные оптовики из Лондона, которые с легкостью делали взносы на благотворительные цели. Часто «обязанные всем самому се­бе» люди были щедрыми основателями школ в своих родных городах; частично для статуса и престижа, а также чтобы по­мочь местным мальчикам в жизни, частично для чисто деловых целей — обеспечить свои торговые предприятия грамотными и квалифицированными кадрами: бухгалтерами, землемерами, картографами, кораблестроителями и т.п.[12] Интересные сведения о лондонских меценатах, жертво­вавших на организацию грамматических школ и университетов, содержатся в произведении знаменитого английского антиквара Джона Стоу «Обозрение Лондона». В главе «Знатные горожане» автор рассказывает нам о людях из различных слоев общества, занимающихся благотворительностью в области просвещения. Так, например, «Эндрью Джад, кожевенник, мэр Лондона 1551, построил одну школу для знати в Тумбридже (графство Кент), а наставнику этой школы положил жалование в 20 фунтов, млад­шему учителю — 8 фунтов». [13].  Или «ювелир Мартин Боуз, за успехи в учебе подарил школярам школы св. Антония, лук и стрелы, сделанные из серебра».[14] Более подробно Стоу останавливается на имени Томаса Грешэма, он, по мнению автора, как никто другой заботился о состоянии дел в культуре и образовании. В своем завещании, составленном в 1579 г., он приказал выплачивать на содержание школы св. Антония, так называемую Королевскую стипендию. Выделенной суммой (её общая величина не известна), должен был распоряжаться мэр, муниципалитет и ряд наиболее автори­тетных купцов. Сумма стипендии была равна 100 фунтам. По завещанию,  благородные  купцы  (из собственных средств) должны были выплачивать жалование преподавателям. Учите­лям гражданского права, риторики и физики по 100 фунтов, всем остальным по 50.[15]

Меценаты также открывали библиотеки для общественно­го пользования, преимущественно в крупных городах, таких как Ковентри, Иорвич, Ипсуич, Бристоль и Лестер. Такие библиоте­ки были размещены в приходских церквях, другие в городских грамматических школах. Так, Генри Бари, ланкастерский свя­щенник, завещал после своей смерти 10 фунтов и более 600 книг вместе с глобусами, картами и картинами на открытие в Манче­стере библиотеки «для пользования священниками, учителями, школьниками и всеми, кто ищет знания и науку».[16].

Известный английский исследователь, профессор У. Джор­дан подсчитал, что более четверти всех благотворительных взносов во второй половине XVI века шла на образование — на открытие и обеспечение школ. Общее число школ, включая грамматические, начальные и частные, достигло к концу столе­тия более 500. По его расчетам к началу XVII века в каждом графстве существовало не менее 10 школ, каждая из которых приходилась, примерно, на 4000 человек.[17]

Открытые городскими властями школы существовали на основе правового обычая или документа, определяющих их ста­тус в общественной и педагогической иерархии. Право патрона­та над грамматической школой получал городской совет, кото­рый заботился о помещении, содержании учителей и подборе их кандидатур. Обычно учитель получал дом для школы, а город­ские власти давали и выплачивали то, что стоила его аренда.[18]  Ученики редко вносили деньги на содержание в порядке школь­ного здания и оплаты ренты, хотя подобные случаи и были за­фиксированы в источниках. Так, например, в Бари (графство Саффолк), горожане собрали основную сумму на строительство местной грамматической школы, а затем каждый ученик вносил по четыре пенса в год на поддержание здания в хорошем со­стоянии и оплату ренты.[19]

Городские власти нередко выделяли деньги на покупку канцелярских принадлежностей и учебников. Джон Стоу в сво­ей работе приводит несколько счетов местного галантерейщика, который продал «пять дюжин «Алфавита», две дюжины «Мор­фологии», три богослужебных книги и еще несколько книг на латинском языке».[20]

Согласно «Уставу грамматической школы св. Павла», ру­ководителями учебного заведения были «поставлены честней­шее и праведнейшее братство мерсеров Лондона». Таким обра­зом, представители купеческой компании были привлечены к обеспечению школы. Принимая на себя заведование школой, корпорация каждый год выбирала из числа своих членов двоих инспекторов (surveyors), которые от имени всего братства осу­ществляли надзор и вели дела в течение этого года.[21]

Грамматические школы под опекой светских органов по­печителей открывались и в других городах Англии. Так, в 1557 г. член купеческой компании Джефри Прайс, передал свои земли братству мерсеров, сделав их опекунами над двумя шко­лами в Чатеме, графства Кент.[22] Кроме того, в 1563 г. компания ювелиров стала опекунами грамматической школы в Честерфилде.[23]. В 1570 году лорд — мэр Лондона Рональд Персиваль открыл свободную грамматическую школу в Хартфорде, ин­спекторами которой стали местные горожане.[24]

Как правило, целью основателей перечисленных школ было восполнить недостаток учебных заведений для детей го­рожан, в первую очередь, членов своей корпорации. Возможно­сти многих уже существовавших школ были ограничены, а чис­ло — недостаточно для потребностей растущих городов.

Меценаты также выступали в роли патроната учебных за­ведений. Они даровали определенной школе земельную собст­венность и ежегодную рентную плату за эту землю (дарование могло также включать здание школы и дом для учителя), а так­же жалование учительского персонала.[25] С момента пожертво­вания благотворители становились опекунами школы и выпол­няли определенные обязанности. Они несли ответственность за назначение преподавателей, распоряжение имуществом и вооб­ще следили за соблюдением интересов учебного заведения. Не­которые основатели издавали специальные статуты, регули­рующие некоторые детали учебного плана и общий процесс управления школой.[26] Так, основатель грамматической школы в Брентвуде — Энтони Браун в своем завещании указал, «что при наборе учеников в школу необходимо принимать и детей из бед­ных семей, дабы они могли получить хорошее образование».[27]

Кроме того, меценаты, школьные опекуны, администра­ция колледжей, независимые опекуны — городские корпорации, настоятели соборов и т.п. могли учреждать и стипендии для учеников. Например, Дж. Лоусон упоминает имя известного купца — мецената Уильяма Хастингса, который пожелал учре­дить специальные стипендии для особо способных и прилежных учеников в своей школе в Вестминстере.[28]

Жалование, которое получали учителя в XVI в., было раз­личным и зависело от обстоятельств в каждом конкретном слу­чае: от величины и благосостояния города, обеспеченности опе­куна, статуса школы и т.п. Обычно доходы средневековых учи­телей складывался из нескольких частей: заработной платы от городского магистрата, если учителем выполнялись секретарские функции, что было правилом, доходов от пребенд и участия в церковной службе, а также платы с учеников, включая подарки.

Финансовое положение преподавательского состава часто было оговорено в контрактах. Интересен в этом отношении договор городского совета Глостера и учителя грамматической школы Уильяма Лемона от 1575 г. Последний из них обязуется учить детей арифметике, геометрии и астрономии за 8 фунтов стерлингов ежегодно, получая бесплатное жилье и освобожде­ние от всех податей и повинностей.[29] Другой договор, заклю­ченный с директором грамматической школы в Вустере, преду­сматривает обязательство предоставлять учителю в зимнее вре­мя дрова для отопления и свечи для освещения здания.[30] В грамматических школах в сельской местности нередко сущест­вовала и плата натурой: она включала в себя продукты питания, такие как мясо, сало, хлеб, солод и т. п.[31] Иногда, как это упо­минается в Уставе грамматической школы в Бари (графство Саффолк), учитель получал и бесплатный стол, чаще всего в доме священника.[32]

В среднем доход английского учителя в середине XVI в. составлял 5 футов стерлингов в год. Для ведущих школ страны эта цифра составляла: 16 фунтов для главного учителя Итона; 10 фунтов — для ашера; 27 фунтов 11 шиллингов 8 пенсов и 14 фунтов 11 шиллингов 8 пенсов для учителя и ашера Вест­минстера соответственно.[33] Надо сказать, что сравнение доходов школьных преподавателей с заработной платой в других облас­тях труда, складывалась не в их пользу.[34] Таким образом, не приходится удивляться многочисленным жалобам преподавате­лей на недостаточную обеспеченность. Пример такого рода жа­лобы описан в работе английского исследователя Дж. Томаса. Он пишет, что «в мае 1579 года учителя грамматической школы при соборе св. Петра в Лондоне обратились в городской совет с сетованиями по поводу низкой оплаты и угрожали покинуть школу».[35] Однако он не сообщает о решении, принятом властя­ми Лондона.

Надо сказать, что финансовое положение учителей школы св. Павла выгодно отличалось от состояния преподавателей дру­гих английских школ. Жалование главного учителя школы со­ставляло — 36 фунтов стерлингов, младшего учителя — 18 фун­тов, капеллана — 8 фунтов.[36] Из приведенных здесь цифр ясно, почему Эразм Роттердамский упоминал учителей школы св. Павла как «получавших крупное жалование», ибо младший ее учитель получал большую плату, чем главный педагог Ито­на.[37] Установление столь высокой оплаты труда своих учителей вопреки общепринятой практике, вероятно, было обусловлено признанием большой роли, которую надлежало сыграть учите­лю в гуманистической программе обновления общества путем его просвещения.

В некоторых документах, в частности в «Уставе грамма­тической школы св. Павла», появляются указания о выплате пенсий учителям. Так, например, в случае временной потери трудоспособности обоим педагогам сохранялось жалование в полном размере. Если главный учитель будет поражен неизле­чимой болезнью (к ним относили проказу и сифилис), или он «впадет в такой возраст, что будет не в состоянии работать в школе, будучи при этом человеком, долго и похвально трудив­шимся», то такой учитель получал пенсию в 10 фунтов в год, то есть в два раза большую, чем среднее жалование английских учителей. Младший учитель в аналогичном случае зависел от милости мерсеров, которые из кассы школы должны были обес­печить его пенсией. Устав гарантировал, чтобы и капеллан в по­добной ситуации не лишался какой-либо доли своего жалования.[38]

Подводя итог, следует сказать, что данная статья лишь только обозначает проблему и, конечно, не может ее решить. Однако, представленные свидетельства, дают возможность на­звать   разнообразные   источники   финансового   обеспечения

школьного образования в Англии эпохи Тюдоров. Среди них можно выделить своеобразную градацию. На первом месте стояли меценаты, особенно из купцов, следующую ступеньку занимали торговые и ремесленные гильдии, городские корпора­ции и лишь в конце этой иерархии стояло государство и его структуры. Однако, королевская власть, принимая ограниченное участие в финансировании школьного образования, с помоа(ью законодательных актов позволяло обеспечивать образователь­ный процесс самому обществу в целом.


[1] Игнатович В. В. История английских университетов. СПб., 1861; Воейков П. Н. История классического образования в Европе. СПб., 1873; Модзалевский Л. И. Очерк воспитания и обучения с древ­нейших времен до наших дней. СПб., 1892; Суворов Н. С. Средневеко­вые университеты. М., 1897; Сперанский Н. В. Очерки по истории на­родной школы в Западной Европе. М, 1896; Ивановский В. С. Народ­ное образование и университеты в средние века. М, 1899.

[2] Гуманистическая мысль, школа и педагогика эпохи позднего средневековья и начала нового времени. М., 1990; Западноевропейская средневековая школа и педагогическая мысль. М., 1990; Школа и пе­дагогическая мысль Средних веков, Возрождения и Нового времени (Исследования и материалы). М., 1991.

Гуманистическая мысль, школа и педагогика эпохи позднего средневековья и начала нового времени. М., 1990; Западноевропейская средневековая школа и педагогическая мысль. М., 1990; Школа и пе­дагогическая мысль Средних веков, Возрождения и Нового времени (Исследования и материалы). М., 1991.

[3] Возрождение: культура, образование, общественная мысль. Иваново, 1985; Возрождение: общественно-политическая мысль, фи­лософия, наука. Иваново, 1988. Университеты Западной Европы: Средние века, Возрождение, Просвещение. Иваново, 1990. Возрожде­ние: гуманизм, образование, искусство. Иваново, 1994; Философия образования в социокультурном аспекте. Шуя, 2001

[4] Leach A. F. Early Yorkshire Schools. Yorkshire, 1899; A history of Winchester College. London, 1899; Schools of Medieval England. London, 1903; Christie R. C. The old Church and school libraries of Lancashire and Cheshire. London, 1885; Hazlitt W. Schools, school books and school mas­ters. London, 1888; Staunton H. The great schools of England. London, 1887; Davidson T. A history of Education. New York, 1900; Drane A. Christian schools and scholars. New York, 1910.

[5] Stone L. The Educational Revolution in England, 1540—1660 // Past and Present. Vol. XXVIII. July, 1964; Fletcher A. J. The expansion of education in Berkshire and Oxfordshire 1500—1670 // A British Journal of Educational Stadies, XV. 1967; McConica J. K. The Social Relations of Tudor Oxford // Transactions of the Royal Historical Society. Vol. 27, Lon­don, 1977.

[6] Lawson J. A town grammar school through six centuries. Oxford, 1963; Lawson J., Silver H. A social history of education in England. Lon­don, 1973; Simon B. Education and society in Tudor England. Cambridge, 1966; Simon B. Education in Leicestershire 1540—1940. Leicester, 1968; Bennel H.S. English Books and Readers. 1558-1603. Cambridge, 1965; Wallis P. J. Histories of Old school: a revised list for England and Wales. Newcastle, 1966; Pinchbeck I., Hewitt M. Children in English society from Tudor Time to the Eighteenth century. London, 1969; Cowe J. D. The de­velopment of education in Berwick on Tweed. London, 1969; Blindoff S. Tudor England. Harmondsworfh, 1970; Kearney H. Scholars and Gentle­men universities and society 1500—1700. London, 1970.

[7] Lowson J., Silver Н. Op.cit.. P. 97.

[8]Ibid. P. 98

[9] Ibidem.

[10]Ibidem.

[11] Ibid. P.100.

[12] Ibidem..

[13] Stow J. Survey of London. L., 1956. P.103. .

[14] Ibid. P.118.

[15] Ibid. P.104.

[16] Ibid. P.102.

[17] Lawson J. Op. cit. P. 105.

[18]Foundation of schools //English historical documents. Vol. 5.
1485—1558 /Ed. by С. H. Williams. London, 1967. P. 1063.

[19] Ibid. Р. 1064.

[20] Stow J. Op. cit. P. 423.

[21]Dean Colets statutes for his foundation St. Paul's School // English
historical documents. Vol. 5. 1485—1558. P. 1044.

[22] Lowson J. Op. cit. P. 120.

[23]Ibidem..

[24] Ibid. P. 121.

[25]Thomas J. Н. Town government in the sixteenth century. London,
1933. P. 140.

[26] Ibid. P. 141.

[27] Foundation of schools. P. 1064.

[28] Lowson./. Op. cit. P. 139.

[29] Foundation of schools. P. 1063

[30]Dyer A. The city of Worcester in the sixteenth century. Leicester,
1973. P. 249.

[31] Lowson J. Op. cit. P. 129

[32] Foundation of schools. P. 1064.

[33]Сафронова Л. В. Грамматическая школа св. Павла: гумани-
стические принципы образования // Школа и педагогическая мысль
Средних веков, Возрождения и Нового времени. С. 255.

[34] Там же.

[35] Thomas J.. Op. cit. P. 149

[36] Dean Colets statutes for his foundation St. Paul's School. P. 1040.

[37]Сафронова Л. В. Указ. соч. С. 256.

[38]Dean Colets statutes for his foundation St. Paul's School. 1040.

Условия копирования

Разрешается использование материалов с данного сайта в своих работах и публикациях в некоммерческих целях. Можно ссылаться на данный сайт в качестве официального источника. Обязательным условием является сохранение всех авторских прав, а также установка ссылки на оригинал.

Online

Сейчас 17 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте